Мы с мужем отдыхали в Крыму. Рядом с нами жила семья летчика Степана Загоренко из Украины. Степан – человек бывалый, к тому же оказался весьма интересным собеседником. Он знал множество разных смешных историй и уверял, что во всех лично принимал участие. Не берусь утверждать, что его рассказы – чистейшая правда, но уж очень интересные ситуации описывал. Одной из них хочу и с вами поделиться.

– Случилось это в начале 90-х, когда я готовился стать пилотом гражданской авиации, – рассказывал нам Степан. – Два с половиной года наш факультет учился в Киеве, остальное время – в Кировограде. Разумеется, в Киеве у нас остались подружки, к которым мы летали регулярно. Денег на билет, сами понимаете, не было, поэтому договаривались со знакомыми летчиками, и они провозили нас либо в салоне, либо в кабине.

Вот как-то в очередной раз курсанты договорились с экипажем, стоят в кабине и ждут, пока дежурная уйдет. Один из летчиков предупредил:

– Парни, дежурная сегодня попалась злыдня редкостная, запросто выгнать может. Поэтому стойте в кабине до взлета, а потом сразу топайте в багажный отсек, в салоне мест не будет.

В Ан-24 багажный отсек находится в хвосте и отделен от салона только шторами. Но парней это не смущало: полет занимал чуть менее часа. И вот, когда самолет взлетел, они спокойно вышли из пилотской кабины и двинулись через салон в багажник. Все происходило зимой, курсанты были в летных куртках и от летчиков практически не отличались. Идя по салону, Степан заметил на лицах пассажиров странное выражение, граничащее с ужасом, но списал это на обычный взлетный мандраж. Добравшись до багажника, ребята удобно расположились на своих чемоданах. Получилось так, что Степан сел спиной к пассажирам в самом проеме, где обычно висит штора, правда, она была оборвана. И тут один из парней достает бутылку водки и колбасу.

– Слушайте, – говорит, – у меня завтра день рождения. Давайте отметим, пока время есть, когда еще увидимся!

Упрашивать никого не пришлось. Минут через двадцать все уже были в приподнятом настроении. Тут Степан чувствует, что кто-то его по плечу хлопает. Оборачивается – стоит мужик с испуганными глазами. Стоит и смотрит на компанию. Степан и ему стаканчик протянул. Мужик глотает слюну и говорит:

– Та ни-и-и, я делэгат от пассажиров...

Затем последовала очень длинная пауза. Степан не выдержал:

– И что?

Мужик:

– Я делэгат от пассажиров...

И опять пауза. Тут ребята стали возмущаться, что, мол, водки немного, на всех пассажиров у нас не хватит. Давай, дядька, бахни стакан – и иди к себе. Мужик:

– Та ни-и.. Вы тут сидите, пьете, а самолет, понимаешь, летит. А скоро, понимаешь, Киев… Пассажиры волнуются, просят вас обратно в кабину…

Тут Степан все понял, и, как говорится, Остапа понесло.

– Послушай, делегат, – говорит он мужику, – ты не трясись. Сейчас мы присутствуем на испытании новой компьютерной навигационной системы: самолет сам снизится, сядет и даже зарулит на стоянку. Так и передай народу.

Мужик понуро развернулся и поплелся докладывать пассажирам. Они вдруг пристегиваться начали, сумки с верхних полок снимать, читать таблички, где написано, какую позу принять при аварийной посадке. Пока курсанты веселились, самолет снизился, сел, вырулил. Народ сидит позеленевший, никто не шелохнется, к выходу не прут по головам. Идеальные пассажиры, одним словом. А когда остановились двигатели и летчики вышли из кабины, началось что-то невероятное. Вначале гробовая тишина, а затем взрыв хохота, все друг друга по спине хлопают, поздравляют, правда, непонятно с чем. А самое смешное – тычут пальцами в делегата, у виска крутят: мол, какой дурак, поверил, чуть в штаны не навалил! Стюардесса была не в курсе. Стоит, смотрит то на юбку, то на колготки, думала, может быть, дырка… А курсанты, вдоволь нарадовавшись зрелищем, потихоньку удалились, а то ведь можно и по шее схлопотать, когда радость уляжется.

Галина НОВИК

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.