Шоколад

Жара в том чернобыльском мае стояла далеко не весенняя. Не клевало. Мы тщетно сыпали в речку приманку, меняли червей. Поплавки мерно покачивались в такт гребешкам волны. И вдруг у Владимира Павлова, известного столичного писателя, поплавок стремительно ушел под воду. Подсечка – и на берегу подпрыгивает ерш с выпученными глазами и растопыренными жабрами.

– Ну вот, лиха беда начало, – улыбается рыбак.

К сожалению, это была первая и последняя поклевка. Несмотря на то что к вечеру жара спала, наживкой нашей рыба даже не интересовалась.

– Ничего, из одного ерша можно сварить превосходную уху, – успокоил нас поэт Казимир Камейша.

Кто-кто, а он – рыбак до мозга костей и, конечно же, знает толк в походной кулинарии. С трудом содрав чешую, я положил ерша на бетонный столбик, осиротело торчавший на месте старого моста через Морочанку. В бурлящий саган нырнул увесистый кусок буженины, полетели разрезанные надвое картофелины, посыпалась перловка.

– Ну что, нагоним аппетит? – подмигнул Павлов, открывая бутылку.

Пока дело дошло до специй, нам, как говорится, уже захорошело. А уха и на самом деле получилась отменной. Наваристая, душистая, аппетитная. Пальчики оближешь!

– А вы говорили… – расцветал от похвал повар. – Вот что значит ерш!

А утром, подойдя к реке, чтобы ополоснуть помятое лицо, увидел я на бетонном столбике вчерашнего ершика, уже слегка подвялившегося. Отодрав присохшую к столбику рыбу, вернул ее Морочанке. О находке друзьям решил не рассказывать.

Федор ГУРИНОВИЧ

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.

Популярные объявления