Жара в том чернобыльском мае стояла далеко не весенняя. Не клевало. Мы тщетно сыпали в речку приманку, меняли червей. Поплавки мерно покачивались в такт гребешкам волны. И вдруг у Владимира Павлова, известного столичного писателя, поплавок стремительно ушел под воду. Подсечка – и на берегу подпрыгивает ерш с выпученными глазами и растопыренными жабрами.

– Ну вот, лиха беда начало, – улыбается рыбак.

К сожалению, это была первая и последняя поклевка. Несмотря на то что к вечеру жара спала, наживкой нашей рыба даже не интересовалась.

– Ничего, из одного ерша можно сварить превосходную уху, – успокоил нас поэт Казимир Камейша.

Кто-кто, а он – рыбак до мозга костей и, конечно же, знает толк в походной кулинарии. С трудом содрав чешую, я положил ерша на бетонный столбик, осиротело торчавший на месте старого моста через Морочанку. В бурлящий саган нырнул увесистый кусок буженины, полетели разрезанные надвое картофелины, посыпалась перловка.

– Ну что, нагоним аппетит? – подмигнул Павлов, открывая бутылку.

Пока дело дошло до специй, нам, как говорится, уже захорошело. А уха и на самом деле получилась отменной. Наваристая, душистая, аппетитная. Пальчики оближешь!

– А вы говорили… – расцветал от похвал повар. – Вот что значит ерш!

А утром, подойдя к реке, чтобы ополоснуть помятое лицо, увидел я на бетонном столбике вчерашнего ершика, уже слегка подвялившегося. Отодрав присохшую к столбику рыбу, вернул ее Морочанке. О находке друзьям решил не рассказывать.

Федор ГУРИНОВИЧ

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.

Последние объявления

468х_ban.jpg 

Видео "Л-П"

Фоторепортажи