0
0
0

Войны по своим масштабам бывают мировые и локальные, по целям -захватнические и оборонительные. Как назвать финскую кампанию 1939–1940 годов, не мне судить. Пусть в этом разбираются историки. Но факт остается фактом: поводом послужила близость финской границы к Ленинграду.

Филипп Матвеевич

Советский Союз поставил Финляндии ультиматум – отодвинуть границы. А когда та отказалась, начал боевые действия. На фоне успешных осенних операций по освобождению Западной Украины и Западной Белоруссии эта зимняя кампания рассматривалась Советским Союзом как быстротечная, не предвещающая никаких осложнений.

Но неожиданно финны оказали упорное сопротивление, да и зима выдалась на редкость суровой и морозной. Экипировка военнослужащих Красной Армии желала лучшего. А финны в полушубках и валенках, на заранее подготовленных позициях (одна неприступная, как считалось, линия Маннергейма чего стоила!) были в более выгодном положении.

Деда моей жены, Филиппа Матвеевича, призвали на белофинскую в довольно зрелом возрасте, когда ему стукнуло сорок. Богатый жизненный опыт, крестьянская смекалка, старательность во всем и военное счастье помогли ему выжить и вернуться домой здоровым. В перерывах между боями Филипп Матвеевич совершенствовал боевые навыки. Стал хорошим стрелком, ко всему относился серьезно и основательно. Как бы часто ни меняли позицию, отрывал окоп (и это в мерзлой-то земле!) в полный профиль и делал сбоку нишу, где можно было хоть как-то согреться.

Выстарался у старшины сапоги на два размера больше и за отсутствием стелек клал в них газеты. В роте Филиппа Матвеевича, как и во многих других подразделениях Красной Армии, обмороженных было больше, чем убитых и раненых.

В часы затишья особенно досаждали «кукушки» – финские снайперы, укрывавшиеся на деревьях. Чуть расслабился, потерял бдительность – и ты уже не жилец. Финские стрелки не знали промаха. Рассказывали и об их способности буквально исчезать, как сквозь землю проваливаться. Только что засекли «кукушку» на сосне, начали обстрел со всех сторон из пулеметов, буквально ствол пополам резали очередями. И вот, дерево падает, но никакого следа от «кукушки». Только небольшой настил из досок в ветвях. А где сам стрелок – сыщи его!

Так вот, засела такая «кукушка» и напротив позиций дедовой роты: были убиты старшина, несший термосы с обедом, и боец-почтальон. Долго и терпеливо выслеживал снайпера Филипп Матвеевич: руки примерзали к ложу винтовки (в рукавицах какой стрелок ?!). Но все-таки выследил и снял «кукушку». За это он был удостоен той самой первой награды - медали «За боевые заслуги».

Были и другие успешные операции, а вот штурмовать неприступную линию Маннергейма Филиппу Матвеевичу не довелось. Это, пожалуй, и стало его военным счастьем: из штурмовых рот в живых оставались единицы.

В Великую Отечественную Филиппа Матвеевича призвать не успели. На пятый день войны немцы были уже в Слуцке. Попал дед на фронт только в июле 1944 года, после освобождения Белоруссии. Там он получил еще одну боевую награду и был ранен. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

 

Владимир СКАЛАБАН, г. Солигорск

 

АКЦИЯ !!!