1
+1
0

Кто сказал, что время лечит,

Тот не знал большого горя.

Не заживают раны в сердце,

Просто привыкаешь к боли.

(Ирина Погорелова)

Афганистан. Что вы чувствуете, услышав это слово? От него бросает в дрожь, а в памяти всплывают самые мучительные и трагические моменты. Человеческие жизни обрывались в том страшном месте внезапно, не щадя никого.

15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Около 30 тысяч граждан Беларуси прошли через горнило этой войны. 11 солигорчан  домой так и не вернулись: 10 погибли и один пропал без вести. Это Игорь Пасюк, Генрих Цыкман, Владимир Бородько, Виктор Белицкий, Артур Зезюлин, Олег Левицкий, Валериан Новиков, Николай Климец, Николай Муравейко, Николай Прищиц, Геннадий Навицкий.

Среди матерей, у которых страшные военные события отобрали самое дорогое, что может быть у родителей, оказалась и Полина Александровна. Сегодня мы расскажем, что пришлось пережить этой мужественной женщине, и как через творчество мать погибшего афганца изливает душу.

Муравейко Николай Павлович в Республике Афганистан в Пули-Хумри служил в в/ч пп 24785 «В» с августа 1981 года. Неоднократно принимал участие в боях. Был ранен. После лечения продолжил службу в Афганистане. Младший сержант Н.П. Муравейко погиб 9 марта 1983 года в результате разрыва мины при обстреле колонны мятежниками. В тот день наводчик второго противотанкового взвода нес дежурство на боевом участке.    Н.П. Муравейко посмертно награжден орденом Красной Звезды.

Николай Муравейко В далеком 1963 году в семье сторожа и уборщицы совхоза «Гоцк» родился сын. В честь святителя Николая Чудотворца родители назвали его Николаем. Как и православный святой, Коля рос сердечным и добродушным к окружающим людям. Окончив Гоцкую среднюю школу, парень работал трактористом в колхозе «Партизанский край» им. В.З. Коржа. Время неумолимо шло, парень вырос, и настал час, когда Николаю предстояло отдать долг Родине. В Советскую Армию он был призван Солигорским ОГВК 21 апреля 1981-го.

Никто не мог предвидеть, какая судьба ждет Николая, кроме материнского сердца. Получив первое письмо от сына из «учебки», родители забеспокоились: Борисов, Печи... Между тем ежедневно слушали новости по радио о событиях в Афганистане. И так изо дня в день.

Спустя полгода службы в Вооруженных Силах, родители получили от Николая очередное письмо, но с новым адресом – пп 24785. Сын писал: «Служу в Монголии. Здесь очень жарко, зато кормят хорошо, даже сгущенку дают...» Так семья случайно узнала, что Николай служит в Афганистане. Подобные письма сын слал ежемесячно на протяжении чуть более года. И все это время материнское сердце никак не могло найти покоя. Читая каждую строчку, написанную сыном, мать все чаще вытирала скатившуюся слезу, отец тяжело вздыхал.

Однажды весенний порывистый ветер сломал дерево у дома, которое посадил Николай, будучи еще подростком. Тревога в семье усилилась. А в конце марта по деревне разошлись слухи о гибели Николая. Но в военкомате информацию не подтвердили. Спустя пару дней во дворе отчего дома появились военные. Николая в цинковом гробу привезли домой.

Время остановилось. Николай погиб 9 марта 1983 года. Он не дожил до своего 20-летия всего 15 дней.

Время не лечит. Оно лишь рубцует душевные раны, которые начинают кровоточить при воспоминаниях. После гибели Николая мама стала писать стихи, хотя окончила всего семь послевоенных классов.

***

Адпускае бярозка апошняга лісточка,

А маці чакае з вайны свайго сыночка:

Яна свае думы у той край пасылае,

Зялёныя руні слязьмі палівае.

І ў белай бярозкі штодня пытае:

“Можа, твой лісточак туды далятае?

Туды, дзе сыночка вайна загубіла,

Матчына сэрца агнём апаліла,

Ветрам салёным душу ссушыла,

Каб па сыночку ўвесь век галасіла…”

***

Цяжкая ў маці доля,

бо цяпер яна і днём і ноччу

плача па сваім сыночку.

Сэрца яе баліць і ные,

што яе сынок у палоне гіне.

Яна кожную часінку

глядзіць доўга на сцяжынку,

а ў нядзелю ідзе на дарогу

ды ўвесь дзень моліцца Богу:

“Божа, дапамажы майму сыну

прайсці смярцельную даліну!

Божа, Ты памажы майму сыну

вярнуцца ў родную краіну!

Вецер, ты разгані чорныя хмары,

прашу, ты выканай мае мары,

бо я даўно чакаю сына

з тае Аўганскае краіны”.

***

В смерть сына Полина Александровна долгое время не верила. Ведь Николая в далеком 1983 году привезли спустя три недели после гибели в цинковом гробу без окошка. Еще за неделю до похорон семья Николая получила его последнее письмо.

– Будучи наивной школьницей, я обращалась в в/ч с просьбой рассказать, как погиб мой брат. Но ответ был один: смертью храбрых. Восемь лет назад я нашла человека, сослуживца брата, отвечавшего на мои письма в 1983 году, – Сергея Кирничного. Тогда наша переписка длилась около года, но потом внезапно прервалась, – говорит сестра погибшего солдата Татьяна. – Шли годы, а в памяти остались имя сослуживца Николая и его место проживания. С появлением Интернета я безуспешно искала Кирничного. На момент моего первого обращения в военную часть, где проходил службу брат, уже существовал договор о неразглашении, который подписывал каждый военнослужащий в Афганистане на 25 лет. Но во что бы то ни стало, я должна была найти Сергея! И мне удалось найти его в одной социальной сети. Мы связывались и по скайпу, разговаривая часами. Я неоднократно спрашивала, как погиб мой брат. Сергей пообещал рассказать все по приезду к нам. Слово свое Кирничный сдержал: приехал, но рассказа со всеми подробностями не было. Он только сказал, что Николай погиб в Афганистане. И только после признания этого человека мама смирилась с мыслью, что Николая с нами больше нет.

Говорят, что родители – ангелы-хранители своих детей. В нашей истории настоящим ангелом для всей семьи и сейчас является погибший от вражеской силы Николай. Родные искренне верят, что он все видит и помогает во всех делах, так как еще при жизни стремился к добру и помощи нуждающимся.

Мы преклоняемся не только перед героями, но и перед их родителями, которые вырастили таких бесстрашных защитников. Именно родители взяли на себя всю боль и страдания за счастливую жизнь, светлое будущее тысяч людей.

Дарья ЗАНЬКО