0

Если быстро растворился вражеский клин,

Пулеметы теплы от стрельбы,

И от сбитых горящих фашистских машин

Возникают на небе столбы…

И подстреленный «ворон» лежит вдалеке,

Винт отрублен и корпус пробит, –

Значит, в первом звене на своем «ястребке»

Муравицкий в атаку летит...

Это стихотворение в начале осени 1941 года опубликовала одна из армейских газет. И посвящалось оно нашему земляку – уроженцу деревни Долгое Луке Муравицкому.

Лука Захарович Муравицкий ДОРОГА В НЕБО

Многочисленные документы музея Долговской средней школы рассказывают о дороге крестьянского паренька в небо. Детство Луки прошло в деревне. Отец батрачил на кулаков. Помогали ему в этом и восемь детей. В 1929 году отец послал Луку, окончившего шесть классов, в Москву к дяде. На заводе «Динамо» паренек стал учеником токаря. Окончив школу фабрично-заводского ученичества, работал слесарем на механическом заводе. А после напряженного трудового дня спешил в аэроклуб, где занимался сначала в группе парашютистов, а затем планеристов.

В начале 1937-го Лука перешел работать в метрополитен. Весной того же года получил в аэроклубе звание инструктора парашютного спорта. А осенью по путевке столичной комсомольской организации Лука уехал в Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков. Войну он встретил в составе 29-го Краснознаменного истребительного авиационного полка, базировавшегося на Дальнем Востоке. Вскоре полк был переброшен на Западный фронт.

Летал Муравицкий на устаревшем истребителе И-153, уступавшем немецким самолетам и в скорости, и в огневой мощи. Анализируя первые воздушные схватки, потери, Лука с товарищами пришли к мнению, что им нужно отказаться от шаблона прямолинейных атак, а сражаться на виражах, в пикировании, на горке, когда их И-153 мог набрать дополнительную скорость. Тогда же было решено перейти и на полеты двойками, отказавшись от установленного официальным положением звена из трех машин.

Первые же полеты двоек показали их эффективность. Уже в конце июля Лука Муравицкий в паре с другим пилотом, возвращаясь после сопровождения бомбардировщиков, встретились с шестеркой мессеров. Наши летчики первыми бросились в атаку, сбили ведущего группы. Ошеломленный внезапным ударом, противник повернул обратно.

В одном из боев в районе Могилева Муравицкий был ранен. Но очень скоро вернулся в родной полк. 

ВИНТОМ ПО ХЕЙНКЕЛЮ

На самолете Луки Муравицкого красовалась надпись «За Аню!». Начальство приказывало – Лука стирал, но перед новым вылетом на задание надпись появлялась опять… Когда перед строем рассерженный командир полка приказал Муравицкому немедленно очистить фюзеляж, Лука рассказал командиру: Аня – его любимая девушка. Вместе трудились в Метрострое, училась в аэроклубе, собирались пожениться. Однажды парашют девушки не раскрылся... Она готовилась стать летчиком, защищать Родину. Командир смирился…

В боях командира звена 29-го истребительного авиационного полка Луку Муравицкого отличали не только трезвый расчет и храбрость, но и готовность идти на все, чтобы одержать победу над врагом… В альбоме «Герои Советского Союза Ленинградского фронта» есть портрет и описание боев Луки Муравицкого. «Шел третий месяц войны... Старший лейтенант Муравицкий патрулировал на своем «ястребке» над железнодорожной станцией. Под крыльями самолета он видел железнодорожные составы. Снижаясь, различал двигавшихся около составов людей, разгружавших вагоны. Муравицкому поручено было охранять жизнь этих людей с воздуха. И он зорко вглядывался вперед, ярус за ярусом пробивая облака над станцией.

75 ЛЕТ ОСВОБОЖДЕНИЯ БЕЛАРУСИ. Герои Солигорщины. Дмитрий Гуляев. Подробно...

На высоте 2500 метров летчик встретил фашистский бомбардировщик «Хейнкель-111», который приближался к станции. Муравицкий повел «ястребка» в лобовую атаку на врага и ударил по передней кабине пулеметной очередью. Хейнкель не ожидал такого дерзкого нападения, развернулся на 180 градусов, сбросил бомбы на лес и стал уходить. Продолжая бой, Муравицкий ринулся за фашистом. А когда боеприпасы кончились, он на предельной скорости подошел вплотную к хвосту хейнкеля и винтом нанес удар по рулю глубины вражеской машины. Хейнкель резко перешел в отвесное пике. «Кончилась бандитская жизнь! Больше не появится в небе», – с облегчением подумал Муравицкий.

Поврежденный тараном, его самолет плохо поддавался управлению, но советский летчик сумел вывести машину из штопора и благополучно совершил посадку в районе станции. Через три дня на восстановленном истребителе он уже совершал новые боевые полеты.

10 октября 1941 года Лука Муравицкий сопровождал группу бомбардировщиков. В районе Шлиссельбурга он вступил в неравный бой с тремя мессершмиттами. Один из них, подбитый, рухнул на землю. Но два мессершмитта все еще продолжали вести огонь по «ястребку». Летчик был ранен, и машина, поврежденная огнем противника, плохо подчинялась ему. Несмотря на это, Муравицкий вышел из неравного боя победителем. Он привел свой самолет на аэродром и слег в госпиталь. А через десять дней снова был в воздухе и с еще большей яростью громил врага…»

75 ЛЕТ ОСВОБОЖДЕНИЯ БЕЛАРУСИ. Человек чести и достоинства. Подробно...

Несколько раз Муравицкому приходилось буквально дотягивать на изрешеченной машине до своих войск. Так случилось, когда вылетели на разведку места сосредоточения танков, которые немецкое командование намеревалось в ближайшее время ввести в бой

– Летели на бреющем полете вдоль дороги, – рассказывал потом Лука. – Видимость – хуже некуда. Но танки мы все же разыскали. Стал считать, да сбился – очень много их было. Пришлось заходить снова. Насчитал около 200. Пошли дальше в тыл. В одной деревне еще добрую сотню машин увидели. Все ясно: готовятся к наступлению. Развернулись на обратный курс. Появились немецкие истребители. Увязались за нами. На мой самолет насели три мессера. Одного сбил, от двух других еле отделался. Но тут забили зенитки. У самой кабины разорвался снаряд. Осколки попали в голову и в лицо. Досталось и двигателю! Он забарахлил, а над самой линией фронта заглох. Пришлось идти на вынужденную.

Приехавшие утром к самолету авиатехники только головами покачивали: как такую избитую машину можно было посадить, а летчику – выжить…

ПРИЗНАНИЕ МУЖЕСТВА

Скупая статистика кровавого 1941 года. С 13 июля по 22 октября Лука Муравицкий выполнил 109 боевых вылетов (в том числе, 22 – на разведку, 10 – на штурмовку, 15 – на сопровождение, 62 – на прикрытие наземных войск), провел 13 воздушных боев, в которых сбил лично семь и в группе пять самолетов противника.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 сентября 1941 года старший лейтенант Лука Захарович Муравицкий удостоен звания Героя Советского Союза. Высокое звание присуждалось как за подвиги, совершенные еще на Западном фронте, так и за бои в небе Ленинграда, где Лука сбил три вражеских самолета.

…В полку уже готовились к церемонии торжественного награждения одного из лучших своих летчиков. Но причитающиеся ему орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» Лука Муравицкий получить не успел. 30 ноября 1941-го он погиб при выполнении боевого задания.

И для альбома Героев Ленинградского фронта Золотую Звезду на гимнастерке летчика художнику пришлось подрисовать…

Владимир БЫЧЕНЯ