0

Авария на Чернобыльской атомной электростанции, ставшая одной из страшнейших техногенных катастроф, случилась в 1986 году. Казалось бы, выводы должны быть сделаны, чтобы такая беда не настигла нас снова. Но нынешняя молодежь, спустя 33 года, уже совсем мало знает о том, почему в те времена появились переселенцы, чем страшна радиация и кто такие ликвидаторы. Потому важно хотя бы в эту дату еще и еще раз напоминать обществу, каким опасным может вдруг стать мирный атом.

Среди нас живут люди, которые после аварии поехали в зоны радиационного заражения оказывать помощь пострадавшим районам. Их называли ликвидаторами – ликвидаторами последствий аварии на АЭС. Многих из них уже нет, потому что высокие дозы радиации существенно подорвали их здоровье и в итоге свели в могилу. Те, кто живы, страдают от болезней.

Сергея Масаковского в Солигорске знают как творческую личность, неизменного члена поэтического клуба «Лабиринт». Однако мало кому известно, что в совсем молодом возрасте Сергею Арсеньевичу тоже пришлось стать ликвидатором (всего, кстати, таких людей было свыше 600 тысяч).

Сергей Масаковский родился в 1966 году. Он коренной солигорчанин, любящий свой город. Считает, что все самые лучшие события его жизни произошли здесь. Учился в средней школе №4. Затем окончил ПТУ-72 и получил профессию каменщика-монтажника. Работал в стройтресте №3 и одновременно поступил в Солигорский техникум на отделение «промышленное и гражданское строительство». Сергею Арсеньевичу было двадцать, когда он получил диплом. А тут как раз и случилась Чернобыльская беда.

– Меня, молодого, позвали ребята работать на Гомельщину, а я и согласился, – рассказывает Сергей Масаковский. – Знаете, это было даже почетно – оказывать помощь пострадавшим регионам. Мы строили поселки для переселенцев в Кормянском, Хойницком и Брагинском районах больше двух лет. За это время с моим участием было возведено несколько подобных поселков.

Для поэтической натуры Сергея Арсеньевича такая работа стала настоящим испытанием, даже теперь перед его глазами – покинутые деревни.

– Мне до сих пор снятся пустые райцентры, грейдеры, снимающие верхнюю часть грунта, – признается собеседник. – Все это страшные картины.

Участники ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС имеют дополнительные права. Они прописаны в Законе «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобльской АЭС, других радиационных аварий». Это возможность и уходить в отпуск в удобное время, и брать 14 дней за свой счет в год, и вне очереди обслуживаться в государственных организациях здравоохранения и социального обслуживания, а также другие. Кроме того ликвидаторам по-другому рассчитываются пенсии. Но многие чернобыльцы считают (в их числе и Сергей Масаковский), что у них незаслуженно забрали множество ранее существовавших льгот.

После работ по ликвидации последствий аварии Сергей вернулся в Солигорск, снова в строительную сферу. Но вскоре стало подводить здоровье. Вынужден был сменить профессию. Мужчина получил группу инвалидности по зрению, пришлось делать операции. Свое потерянное здоровье Сергей Арсеньевич напрямую связывает с тем, что был ликвидатором. Поддержкой в своей жизни он называет поэзию и семью, добавляя, что осознание этого появляется лишь с возрастом.

Хотя проходят годы после Чернобыльской трагедии, по мнению ликвидатора, нужно не забывать об этом событии, помнить о ее последствиях, поддерживать тех, кто, по сути, совершал гражданский подвиг, отправляясь в опасную зону оказывать помощь. А также делать правильные выводы на благо потомкам…

Маргарита ВЕТРОВА

На фото: Сергей Масаковский