1
+1

Отец погибшего лейтенанта ГАИ из Могилева Евгения Потаповича заявил, что не верит в версию Следственного комитета о суициде сына. Как сообщает «Белсат», мужчина, который сам когда-то работал в Госавтоинспекции, требует проведения эксгумации тела и независимой экспертизы. В официальной версии также сомневаются мать погибшего сотрудника и его девушка.

Мнение отца

Владимир Потапович сам прослужил в ГАИ 20 лет и в прошлом году ушел в отставку в звании капитана милиции. Евгений захотел пойти по стопам отца, поэтому решил выучиться на милиционера в Могилевском институте МВД. По словам Владимира, сыну очень нравилась его работа.

Соседка Евгения во время церемонии прощания отмечала: «Я видела, как он похудел за последний год службы. И как ни придет (во внерабочее время) — все время говорил, мне нужно бежать. На дворе вечер, а он не к девушке — а, говорит, „еще три жалобы“. Если судить по его рассказам, милиция занимается не тем, чем должна, — бумагописанием. Людям сказали, мол, пишите жалобы. Вот и обратная сторона медали — горы работы».

Странное в деле о гибели инспектора ГАИ в Могилеве. Вопросы, на которые пока нет ответов. Подробно...

«Я не верю в версию о суициде, так как, во-первых, на фотоснимке, который опубликовали, видны повреждения в нижней части живота и явно видно, что белье порезано и есть ножевая рана, — говорит Владимир. — Во-вторых, сын был обеспечен финансово, у него была квартира, жил с адекватной девушкой, недавно ездил знакомиться с родственниками — там хорошая семья. Причин совершать самоубийство у него не было. Ни психологических, ни каких-либо других. Человек стремился жить».

 

Ранее в Следственном комитете эту информацию опровергли: «На теле сотрудника милиции не обнаружено телесных повреждений, за исключением огнестрельного ранения в голову. При себе у инспектора было два магазина (по 8 патронов в каждом). Отсутствовал только один патрон. Остальные 15 были на месте. То, что кровь оказалась на нижнем белье, — из-за того, что на фото плохо видно, что тело слегка приподнято. Кровь просто стекла вниз». 

«Я хотел бы, чтобы сделали эксгумацию, чтобы независимые эксперты посмотрели, есть ли повреждения в нижней части туловища, или только огнестрельное. Чтобы это сделали, пока тело не начало разлагаться, понимаете? Я настаиваю».

На вопрос, возникали ли у Евгения конфликты на службе, отец говорит: «Иногда случаются служебные ситуации, но любые сложности решаются на месте. Женя, правда, жаловался, что некомплект сейчас в ГАИ, большая загруженность. Часто оставался после смены разбираться с материалами. Какие-то маленькие долги у сына были, возможно. Я работаю на пенсии, поэтому мог помогать. Иногда он просил по 30, по 50 рублей… Но ничего серьезного, тем более уголовного, не было».

Эксперт об убийстве сотрудника ГАИ: оно запутанное, сложное, но раскрываемое. Подробно...

Что касается дров и жидкости для розжига, которые перед смертью покупал Евгений, отец вспоминает: «Они собирались какого-то друга из армии встречать, вроде на шашлыки поехать за город».

 Официальная версия такова: «Сотрудник ДПС имитировал совершение убийства: приобрел лопату, дрова и жидкость для розжига, отправил сообщение в Viber, сжег брюки, надел на себя наручники. Сотрудник ГАИ приобрел лопату, дрова и жидкость для розжига около 11 часов в одном из магазинов города. Детализация мобильных соединений с 11 до 15 часов свидетельствует, что молодой человек приезжал на собственном авто (это определено по следу протектора шин) на то место, где впоследствии обнаружили его тело. Геолокация была отключена, этот факт также зафиксирован».

 

 

Позиция матери

Родители Потаповича не живут вместе. Мать Ольга Павловна также считает, что необходима эксгумация тела Евгения. «Это был не суицид, ни в коем случае! У него было все: квартира трехкомнатная, машина, дача большая, планы на будущее. С девушкой все было прекрасно, они собирались расписываться. Ну какой тут может быть суицид? Получается очень странно: похоронили Женю мгновенно, причем хоронили как героя, который погиб при исполнении. В морг нас не пустили посмотреть на тело. Милиция сказала — нечего там делать, а работник морга — что „зрелище не для слабонервных“», — говорит она.

На брифинге СК говорили, что все манипуляции — в том числе и сообщение в Viber — были произведены самостоятельно и намеренно, «чтобы имитировать» и чтобы его быстрее обнаружили. 

 

Что касается версий гибели, мать милиционера теряется в догадках: «Возможно, он остановил какую-то „неправильную“ машину, то ли с трупом, то ли с наркотиками…» Ольга вспоминает, что спрашивала у сына, возникают ли у него какие-то проблемы на работе, но тот отрицал и говорил, что все хорошо. «А в прошлом году у него один из лучших друзей погиб — Валера Калькис застрелился в лесу под Брестом после ссоры с девушкой. Он Жене как брат был… Они все были гаишники, учились вместе. После Женя пришел ко мне и засомневался: „Мама, может быть так, что он из-за девушки стрелялся?“ Нет, говорю, не думаю. Почувствовала что-то неладное и спрашиваю: „Куда вы влезли, дети?“ А он сразу засуетился: „Никуда, мама, никуда“. А потом сказал: „Я за своего брата отомщу“. Возможно, это все какая-то цепочка», — говорит мать погибшего.

 

В МВД сообщали следующее: «1 апреля с. г. Е. Потапович подготовил ряд сообщений сослуживцам и родственникам, свидетельствующих о его суицидальных намерениях. Эти сообщения он направил знакомым». Не все из родственников и близких людей знал об этом инциденте, однако есть свидетели апрельского случая. В этот раз подобных сообщений оставлено не было — также в целях имитации убийства.

В этом году в марте Ольга Павловна столкнулась со странным поведением сына. По ее словам, ноутбук Евгений обычно оставлял в своей комнате. Но однажды она пришла в квартиру, где сын жил с девушкой, и увидела, что тот быстро закрывает экран и уходит на улицу, держа ноутбук в руках. Через некоторое время вернулся уже без компьютера. «Я спросила, где он, а сын только двумя руками за голову схватился». Примерно в тот же период Евгений спросил у матери и бабушки: «За что вы все меня так ненавидите?» «Я до сих пор не поняла, что сын имел в виду, — говорит Ольга. — На похоронах коллеги сына сказали, что среди вещей, найденных рядом с трупом, была обгоревшая зеленая зажигалка. Мобильный телефон нашли позже, он тоже обгорел».

Насчет брюк, которые отсутствовали на теле в момент обнаружения инспектора, СК поясняет так: «Брюк на нем не было, потому что они сожжены с помощью жидкости для розжига. По версии следствия, погибший сделал это намеренно. Руки находились в положении, позволяющем произвести выстрел в голову».

Девушка молодого человека также отрицает официальную версию

«В версию о суициде не верю, так как такого в принципе быть не могло. Не было никаких оснований, — говорит Юлия, девушка погибшего лейтенанта. — Перед смертью Евгения в отношениях все было отлично. Все стало гораздо лучше. Мы решили жить вместе и 2 апреля съехались. В семье были хорошие отношения — мы понравились родителям друг друга. Зачем Евгений покупал дрова и жидкость для розжига? Они с друзьями планировали собраться, но еще не было известно, куда точно, с кем именно».

По ее словам, о проблемах на работе Евгений никогда не рассказывал, но обычно он всегда работал с напарниками (их было несколько, они менялись). Почему 16 мая Евгений вышел на смену один и почему оказался в городе без автомобиля, девушка не знает.

Друг погибшего подтвердил Onliner, что девушка Евгения открыто выступала с сомнениями насчет официальной версии случившегося. Заявляли ли ранее родители о своем недоверии, ему неизвестно. Также он обратил внимание на настроение в его окружении и обществе — оно тоже полно сомнений.

Напомним, официальная версия произошедшего, озвученная СК, — суицид. Министр внутренних дел Игорь Шуневич заявил, что версия самоубийства сотрудника ГАИ получила исчерпывающее подтверждение.

«Факты подтверждают официальную версию, — сообщила Onliner Юлия Гончарова, официальный представитель Следственного комитета. — Когда придут результаты всех экспертиз, мы дополнительно прокомментируем произошедшее. Об апрельской попытке суицида близкие люди (которые выступили в приведенных выше интервью) знали, хоть и не все. Было подготовлено несколько прощальных сообщений, с разным содержанием: близким родственникам — одно, девушке — другое, коллегам — третье. Все они приобщены к материалам уголовного дела. Исходя из них, мы можем говорить и о возможных мотивах».

Источник: onliner.by