Поиск по статьям

Войти

В Слуцке суд начал рассматривать дело об убийстве 2-летней девочки. Обвиняемые по делу — мать девочки и ее сожитель.

 Квартиру в этом доме снимала семья погибшей девочки. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Квартиру в этом доме снимала семья погибшей девочки. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Напомним, в ночь с 29 на 30 января 2018-го в Слуцке со следами побоев нашли 2-летнюю девочку. Спасти ее не удалось. Обвиняемые по делу — мать малышки и ее сожитель. Они воспитывали пятерых детей от предыдущих отношений женщины.

Действия мужчины квалифицированы по ч. 1 ст. 14, п.п. 1, 2, 6, 13 ч. 2 ст. 139 (Покушение на убийство двух заведомо малолетних лиц, с особой жестокостью, из хулиганских побуждений), п.п. 2, 6, 13 ч. 2 ст. 139 (Убийство заведомо малолетнего, с особой жестокостью, из хулиганских побуждений) УК РБ. Женщине предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 159 (Оставление в опасности) УК РБ.

До начала судебного заседания обвиняемый Максим Чижик нервно ходит по клетке. Мать девочки Екатерина Жаврид сидит в зале на первой лавке. Она не заключена под стражу. На процесс женщина пришла вместе с бывшим мужем Дмитрием. Летом ее лишили родительских прав, чтобы вернуть детей, которых забрала приемная семья, пара снова поженилась.

У Максима среднее специальное образование, разведен. Ранее судим за неуплату алиментов. У мужчины есть ребенок от первого брака. Екатерина окончила только школу, сейчас работает укладчиком на Слуцком хлебозаводе.

По версии обвинения, с 25 по 29 января Максима раздражали плач и громкие игры, поэтому он имел умысел на убийство двух детей. Избивая 2-летнюю девочку, он нанес ей 198 ударов, ее 5-летнему брату Алексею — более 50 ударов. Если бы не приезд скорой, считает прокурор, сожитель убил бы и Лешу. Все это время мать видела, что Максим бьет детей.

— Она была обязана сообщить органам. Но не выполнила свои обязанности, оставив без помощи детей, имея возможность оказать им помощь, — отметил гособвинитель.

В Слуцке жестоко убили двухлетнюю девочку. Подробнее...

 

Вину Екатерина признает полностью, Максим лишь частично.

Максим рассказывает, что с Екатериной они познакомились в Слуцке на СТО. В августе 2017-го стали жить вместе с родителями возлюбленной и ее детьми.

— Неплохо было, но с ее родителями были недопонимания, — вспоминает Максим. — Мы как-то пошли в гости к подруге. А когда пришли, двери были закрыты. Батька сказал собрать вещи и съехать.

Зимой пара нашла съемную квартиру, куда 25 декабря и переехала. Мужчина рассказывает, что жили они нормально. На сожительницу он иногда кричал, «дверями хлопал», но быстро остывал.

— На дно бутылки не заглядывал. Раз в три месяца мог попить пива, сто граммов водки, — отмечает он. — Екатерина практически не пила: два раза в год, если выпьет, то хорошо.

По словам Максима, 27 января Катя ушла к родителям, оставив его одного с тремя детьми. Марина (убитая девочка) нормально играла, а потом взяла ножницы и хотела перерезать сетевой кабель.

— Я ударил ее по попе, поставил в угол и спрятал ножницы, чтобы она их больше не брала, — продолжает он. — Потом Катя приехала, мы приготовили ужин, покормили детей, включили телик и легли спать. В этот день никакого насилия не было. Только отругал, ударил по попе ладонью несильно один раз за ножницы и поставил в угол.

 

Обвинение в убийстве двухлетней девочки в Слуцке предъявлено сожителю матери. Подпробнее...

 

На других детей, уточняет, кричать не требовалось. Они взрослые, скажешь «успокойся», они успокаивались.

На завтра, продолжил обвиняемый, они с Екатериной поругались. Решил, что утром он от нее уедет. В тот день, говорит, Марина жаловалась, что у нее болит спина.

— Массаж делал Марине. Ребенок встал и говорит, болит спина, с табуретки упала, Леша толкнул. Мазью помазал. Потрогал, спросил, где болит. На спине уже были один-два синяка. Говорит, прыгала на диване, — передает он тот разговор и уверяет, что пальцем никого не тронул, а дети бесились.

29 января Марина отказывалась есть, ее тошнило. Максим вспоминает, что в тот день собирался ехать на работу, но из-за состояния девочки остался дома. Ближе к вечеру ребенок перестал дышать.

— Я вызвал скорую. Оказывал помощь, пытался ребенка реанимировать, — перечисляет он. — Не знаю, билось ли сердце.

 

Скорая, рассказывает, приехала минуты через 2−3. Сделали воздушную маску, укололи.

При этом мужчина уверяет, что детей не бил. Откуда у ребят на теле столько синяков, не знает: «Это просто превратить ребенка в мясо. Не мог трое суток заснуть. Чудилось вот это тело».

По словам Максима, в СИЗО следователь ему сообщил, что у Марины около 50 ударов. Дальше количество ударов только увеличивалось и дошло до 198.

— Сразу не понял, почему умер ребенок. Потом спрашивал у следователя, просил объяснить.<…> Сказал, от кровоизлияния и моей вины в смерти Марины нет, — заключил обвиняемый.

Во время следствия Максим рассказывал, что дал Марине подзатыльник. Девочка упала и ударилась о шкафчики. Синяки на спине ребенка, объяснял он тогда, появились после массажа. При этом обвиняемый не скрывал, что, не рассчитав силы, стукнул девочку по лицу, но потом пожалел. Позже ударил ее по лбу и по спине, потому что Марина плакала.

Назавтра, вспоминал, девочка отказывалась есть и жаловалась, что болит ухо. Максим якобы ухо ей почистил. Однако в ночь с 28 на 29 января Марина плохо спала и капризничала. В больницу ее не повезли, потому что не было денег на проезд. Когда попытались разбудить, она почти не реагировала. Пульс на шее был слабый, и они вызвали скорую.

 

«Марина, заткнись!» Что известно о семье, где погибла двухлетняя девочка в Слуцке. Подробнее...

 

Объяснить, почему он раньше говорил одно, а сейчас другое, обвиняемый не может. Когда прокурор стал читать его явку с повинной, Максим пытался его перебить.
В явке сказано, что Марина раздражала его больше всех. Она играла с ножницами и лезла к собаке. Он бил ее ремнем и рукой по попе. Девочка вела себя неадекватно, и сожителя это раздражало, он сильно ее избил. Якобы она включила газовую конфорку, воняло газом. Он стал со всей силы ее избивать, она ударилась о дверной косяк и умерла от полученных ударов. Но убить девочку мужчина якобы не хотел.

Сейчас обвиняемый заявляет, что явку писал под давлением. Кто оказывал на него давление, пояснять не хочет: «Мне еще на зоне сидеть, печень мне дороже».

После обеда в суде допросили Екатерину — маму погибшей девочки. Детей, говорит она, не била, «могла только по жопе ударить». Если бы малыши ходили в синяках, это бы заметили врачи, которые их навещали. Откуда же на теле Марины 198 ударов, мама объяснить не может. Сама она их не наносила.

29 января, вспоминает Екатерина, Марина капризничала. Отказывалась есть, плакала. В какой-то момент, когда дочка сидела у нее на руках, Максим подлетел и ударил ребенка по голове. Вечером того же дня малышку тошнило, семья решила: наверное, продукты были несвежими. Позже девочка стала синеть. Максим вызвал скорую.

— Не спасли, — говорит Катя.

В предыдущих показаниях женщина рассказывала, что Чижик постоянно бьет детей. Якобы она видела, как сожитель сильно тряс Марину. Бил по лицу, чтобы малышка перестала плакать, сильно мял спину во время массажа. Сейчас Екатерина также не стала отрицать этих слов и поддержала показания, которые давала раньше.

Кроме того, она сообщила: за то, что Леша сбросил Марину со стула, Максим заставил его приседать и несколько раз ударил. Катя боялась сожителя, переживала, если органы опеки узнают о ситуации в их семье, детей заберут, поэтому никому ничего не сообщала.

Источник: tut.by

Для добавления комментариев на форуме необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.

 

Вконтакте