OZ.by - не только книжный магазин

Поиск по статьям

Войти

Дробинки — это короткие рассказы. Грустные и веселые, смешные и не очень, серьезные и поучительные, порой — невероятные. Чтобы читатель убедился в достоверности «дробинок», не изменяю имена и фамилии охотников — моих друзей и знакомых, являющихся героями этих зарисовок или свидетелями представленных в них охот, встреч, приключений.

Ягдтерьер работал как никогда азартно. Крепким орешком на этот раз оказалась и лиса. Наконец Джим одолел зверя и, пока тот не закатил глаза, держал его по месту. Однако попало и собаке: разорванное ухо, прокушенный нос, кровоподтек под глазом… Трофей достался нелегко. Отфыркиваясь от лисьей шерсти, забившей пасть, Джим в который раз со злобным рычанием тормошил мертвого зверя — столько в нем накопилось злобы. Наконец Николай Пузевич успокоил разъярившегося ягдтерьера и усадил его в салон «Жигуленка».

Через опущенное стекло в кабину залетали терпкие запахи осени. Было начало ноября, но день стоял не по-осеннему теплый. На берегу канала, опоясывающего деревню, неярким солнышком наслаждался рыжий пушистый кот, слушая воркованье воды у закрытого шлюза. В одно мгновенье Джим на ходу выпрыгнул через форточку, чтобы доказать всему подлунному миру ненависть к своему злейшему врагу. Захват, удар о землю, скрежет стальных челюстей! Хозяин все-таки успел оттащить Джима от придушенного кота. Тот пополз к канаве и медленно поплыл. Вырвавшись из рук Николая, Джим настиг пловца, и оба они ушли под воду. Первым на поверхности показался кот, изо всех сил шлепая лапами по воде, он пытался спастись. Когда вынырнул Джим, беглец всеми четырьмя вцепился в собачью морду, и они снова скрылись под водой.

Минута, другая… Наверх с выпученными глазами выплыл только кот. Прошла еще минута, еще и еще минута. Закадычный друг хозяина Джима Сергей Комаров в одежде кинулся в канаву. Куда там! Глубина у шлюза метра два.

И жаль было незадачливого Джима, и грешно было смеяться, а не удержать было хохота. Как это, чтобы кот собаку утопил? И лишь Николаю было не до смеха.

Федор ГУРИНОВИЧ