telegram lider-press

Круг – это квадрат. Наркотики – это не наркотики. Такое количество наркозависимых нам подкинуло мимо пролетающее НЛО. Абсурдно звучит? Примерно так же звучит даже не новость, а грустный рассказ о том, что 19 октября 33-летний житель Солигорска покупал в лесу возле МКАДа наркотики у 19-летнего студента.

Фото: astrakhanfm.ru

Ведь хорошо, что поймали, скажете вы. Радоваться нужно, что теперь никто не будет закапывать в лесу закладки. Я бы порадовалась, если бы в этом рассказе не было смешной заметки, на которую, возможно, никто и не обратил внимание, но которая пытается убедить меня в том, что в Солигорске «практически невозможно купить наркотики».

Если у нас невозможно купить наркотики, то почему наш город занимает одну из лидирующих позиций по количеству наркоманов? Почему у каждого второго жителя шахтерской столицы в окружении найдется человек, который рассказывает, что легкие наркотики никакого вреда не приносят, а наоборот, помогают расслабиться и посмеяться? Смешно ли будет 19-летнему студенту и его родителям, которого, скорее всего, осудят по ч. 2 ст. 328 УК Беларуси? От пяти до восьми лет – это минимум, что может получить парень за то, что в лесу закапывал не наркотики, по мнению людей, которые просто не способны признать, что они наркоманы.

Все знают еще с детских лет установку, что наркотики – зло. Но и люди, рассказывающие о том, что легкие натуральные наркотики не приносят никакого вреда, не меньшее зло, если не большее. Пусть расскажут это родителям детей, которые покурили безвредной дури в компании, а затем пустились во все тяжкие. Или, на худой конец, расскажут, где они берут эти наркотики, чтобы новостные порталы не пытались никого убедить, что в городе их невозможно купить.

Я не понимаю, почему мы не говорим об этом. Почему, заходя в подъезд и слыша характерный запах не табачного дыма, мы не идем в милицию? Почему, когда наш знакомый периодически накуривается, мы делаем вид, что это нас не касается? Почему родители людей, которые умерли от передоза или от последствий употребления химатуры под видом марихуаны, прячут глаза и вынуждены думать, что это их личная вина и личное горе?

Могут ли вещи, меняющие сознание, по определению быть чем-то нестрашным? Не могут, я думаю. А думаю так, потому что знаю родителей, дети которых начинали с гашиша, а закончили смертью от самодельного варева. Знаю людей, которые рассказывают мне о том, что это просто безобидная травка, а не наркотик, а потом становятся пациентами психбольницы, потому что на фоне длительного употребления не наркотиков стали пытаться выходить не в астрал, а в окно. Знаю наркоманов, которые по несколько лет в ремиссии, потому что когда-то покурили, потом понюхали, потом укололись – и пошло-поехало. И что-то никто из них не рассказывает своим детям, что марихуана – это не наркотик, а так, баловство. Никто из них не хочет, чтобы их собственный ребенок хоть раз в жизни попробовал эти безвредные вещи.

Наркотики – это не личная трагедия отдельной семьи или человека. Это трагедия всего общества. Того общества, которое говорит о том, что наркоманы – это отбросы его самого. О том, что качественный гашиш не приносит вреда, но не дают этот гашиш своим детям. О том, что наркомания – это выбор, а не болезнь. О том, что практически у каждого из нас в окружении есть человек, который употребляет, но это не наше дело. Потом родители детей не понимают, в какой момент и где они упустили своего ребенка. Потом мы читаем про 19-летнего студента и думаем, что наркотиков стало меньше. Пока есть люди, которые рассказывают, что существуют безвредные наркотики, их никогда не станет меньше. Станет больше студентов, которые не понимают, что закапывают в лесу не закладку, а чью-то жизнь.

Карина ПОТЁМКИНА

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.

Имиджевая чая