«Я не служил в морфлоте, чтобы лезть в фонтан». Интервью с десантником из Солигорска

Эти элитные войска знают все. А об их традиции каждый год собираться у фонтана, носить тельняшку и берет можно не только услышать, но и увидеть все своими глазами.

О том, как проходит служба в одном из самых почетных войск белорусской армии в Витебске, корреспондент «Лидер-Пресс» поговорила с 28-летним Артуром Петровичем.

Коротко о себе

– Окончил я семь классов в СШ № 3 в Солигорске. Затем два года обучался в школе олимпийского резерва. Там занимался легкой атлетикой – толканием ядра. Но спустя два года понял: работать тренером не хочу. Вернулся назад в Солигорск, поступил в 104-е училище. Отучился на электрогазосварщика и устроился на работу на СОФ-1.

Как попал в ВДВ

– В 2011 году мне пришла повестка. Со здоровьем проблем никогда не было. Поэтому с осени армия стала моим вторым домом на полтора года.

Почему ВДВ? Мне всегда хотелось пойти в воздушно-десантные войска. Только там учат стрелять из всех видов оружия, прыгать с парашютом, ломать кирпичи и бить бутылки. Именно солдат ВДВ первыми отправят на защиту страны, наши войска уходят в горячие военные точки. Все это было для меня важно, поэтому выбор пал на службу в десанте.

О службе: дедовщина, тельняшки, кирпичи, парашют

– Армия нужна чтобы сделать из юноши мужчину, чтобы он стал самостоятельным и научился ни от кого не зависеть. На службе нас учили не только боевому искусству, но стирать, шить, готовить.

Дедовщина в армии, конечно, есть. Но есть и «совет матерей». И если на тебя поднимают руку, можно обратиться туда, и виновного сразу накажут.

Тельняшка и берет для вэдэвэшника – знаки отличия от других войск. Раньше тельняшку давали, когда ты совершить марш-бросок в 50 км. А берет – после первого прыжка с парашютом. Сейчас их выдают сразу.

Колоть кирпичи руками и бить бутылки головой – это все традиции десантников. Они складывались годами. Солдаты ежедневно тренируются, оттачивая мастерство. А затем эти навыки показывают на выступлениях, парадах, учениях.

Как правило, ломают всегда старые красные кирпичи: их проще расколоть. А в бутылку бросают маленький камушек и крутят, пока не пропадет звук. Как только он исчезнет, бутылка рабочая: ее можно легко разбивать. Причем бить нужно местом чуть выше лба. В ВДВ также учат ломать шифер и силикатные блоки. (Но самостоятельно лучше не пробовать! – Прим. ред.)

Прыжок с парашютом – еще одна традиция элитных войск. Я делал это дважды. Когда шел прыгать впервые, не знал, чего ждать, просто очень хотелось сигануть. Ощущения при полете были неимоверные! В этот момент тебя переполняют эмоции. Такое чувство, что в эту минуту полета перед тобой раскрывается весь мир. Прыгать во второй раз было страшно: а вдруг парашют не раскроется?

Про контрактников, срочников, наряды и курение

– В армии ты отвечаешь не только за свои действия, но и за тех, кто с тобой рядом. За курение одного солдата в туалете наказывают всю роту. Наряд в столовой, чистка картошки – ты всюду должен ждать, пока последний военнослужащий не выполнит поручение командира. На службе ты с ребятами становишься как единое целое. Но после окончания все куда-то исчезает. Десантники уходят домой, и мало кто общается за стенами казармы.

Срочники и контрактники ведут себя по-разному. Особенно если контрактник пришел сразу после училища. Он не знает уклада ВДВ, ничего не видел. Его служба тянется к правилам в уставе. У бывшего срочника, который ушел на контракт, отношение к солдату щадящее. Он ведь сам прошел всю закалку десантника.

Серые будни десантника

– Я много слышал о службе в десанте и думал, что все полтора года нас будут учить чему-то новому. Но нет. За первые полгода службы я попробовал все, ради чего шел в ВДВ. А дальше начались серые будни, все по накатанной, одно и то же: подъем, зарядка, пробежка, наряды, отбой... Зато хорошо запомнились десять месяцев, которые мы провели в лесу. Ели лягушек и ящериц. Нормальная еда была, конечно, но интерес попробовать эти «деликатесы» был сильнее голода.

Отпуск и возвращение домой

– Отпуск у рядового длится до 18 дней, а у сержанта – до 28. Основной – 10 и 15 дней, остальные добавляются за выступление на параде в День Независимости, за учение.

Я уходил в отпуск после 10 месяцев службы на 28 дней. Очень этого хотел, но момент всегда оттягивал. Помню, когда пришло время идти в отпуск, не думал, что буду делать вне казармы. Просто очень хотелось домой.

Каждый солдат ждет окончания службы. Ты возвращаешься из армии и понимаешь, что мог за эти полтора года столько всего сделать!

Про купание в фонтане и о празднике ВДВ

– Я не служил в морфлоте: чего я в воду полезу? Многие десантники купаются в фонтане. Я считаю, это те, кто был в армии на кухне, или те, кто выпил прежде, чем пришел на встречу. Мы с ребятами каждый год собираемся у фонтана, но в воду не лезем. Просто все дороги ведут к нему. Затем покупаем гвоздики и идем к Черному тюльпану на Набережной. Часто еще помогаем детям-сиротам: приносим им подарки и угощения. Уже потом отмечаем праздник для себя.

Нужно ли идти в армию?

– Армия – это упущенные полтора года. Именно это я сказал, когда пришел домой. Но если у меня будет сын, в армию он пойдет обязательно.

Наташа БАНАСЕВИЧ

Фото автора и из личного архива героя

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.