Как меняется мир из-за COVID-19 и как перестраиваемся сами, мы ежедневно наблюдаем в режиме реального времени. Словно в каком-то реалити-шоу с каждым часом ползут цифры и графики – вспышки и спады – отпечатки эпидемии.

Не так давно «Лидер-Пресс» в своем «Инстаграме» запустил серию эпизодов прямых эфиров с различными людьми, так или иначе связанными с Солигорщиной. Можно отвлечься и поговорить на интересную тему с не менее интересным и компетентным собеседником. Недавно мы провели прямой эфир с Ольгой из Нидерландов. Она живет рядом с немецкой границей и запросто может прокатиться на велосипеде в соседнюю страну по делам. О непростой ситуации в связи с изоляцией и изменениях жизни в Европе расспрашивал наш корреспондент. Итак, обо всем по порядку.

Ольга родом из Слуцка, но уже почти 9 лет живет на юге Королевства Нидерланды, в городе Roermond (Рурмонд). Замужем, воспитывает дочь. По ее словам, жизнь в Нидерландах, конечно же, отличается от жизни в Беларуси: каждый день челлендж, что-то новое. Разумеется, это комфортная страна для проживания, но прежде всего это другое информационное и ментальное пространство. Конечно, надо было в свое время адаптироваться. Около четырех раз в год Ольга приезжала к маме в Слуцк, но с рождением ребенка, а потом из-за эпидемии изолированы и приходится поскучать.

О ностальгии

– У меня есть шкатулка с полонезом Огинского. Моя маленькая дочь часто слушает, а у меня ностальгия и слезы…

– К чему не могла привыкнуть и что не нравится в Нидерландах?

– Дома много друзей и знакомых, и близкое общение было в порядке вещей, а здесь много этикетных контактов. Например, полагается один раз в месяц сходить с коллегой в кафе попить кофе, поговорить с однокурсницей или соседкой. Это связано с ментальностью местных людей и носит сугубо формальный характер. Вообще голландцы немного скованы в эмоциях и держат социальную дистанцию.

– Как в Нидерландах люди переживают кризис?

– Паника с большего была нагнетена в медиа, в какой-то момент введены профилактические меры. Но сейчас, с учетом спада заболевания, все постепенно приходит в прежнее состояние: маски и перчатки здесь не обязательны, в отличие от той же Германии. До населения довели нормы, в которых ясно было сказано, что маску стоит носить только заболевшему и медицинскому работнику. Нидерланды официально не объявляли карантин, но некоторые учреждения временно прекращали работу, например, связанные с культурно-массовыми мероприятиями, кафе и рестораны. Некоторые заведения работают под ограниченное количество гостей, некоторые по доставке. До 11 мая были закрыты детские сады и школы, а до 1 июня под запретом спортивно-массовые мероприятия. Теперь остается единственное требование: удерживать полутораметровую дистанцию. Еще в апреле за нарушениеэтой дистанции можно было получить штраф 400 евро. Не работал общественный транспорт.

О врачах и здоровье

– Система здравоохранения отличается от белорусской. Здесь тебе помогают только тогда, когда ты умираешь, во всех остальных случаях прописывают парацетамол и витамины. Скорая помощь приезжает, если у тебя, условно, пять ножевых ранений и истекаешь кровью. Во многих случаях за ложные вызовы сильно штрафуют. Голландцы не любят болеть не потому, что это очень здоровая нация, а потому, что это очень дорого. Страховка покрывает только часть медицинских расходов, а медицина в Нидерландах – довольно крупный бизнес. Если прийти к врачу и сказать: у меня вот тут колет сердце, вам ответят: ходите каждый день больше, ешьте меньше соли и так далее. Если у моего ребенка температура 39 градусов, и я позвоню своему врачу, мне ответят: подождите часа три, дайте ей попить, витамин С, пусть отдохнет. И если температура продержится три дня, то только тогда на дом приезжает врач. С другой стороны, нагрузка на медработников меньше, чем в Беларуси.

Стоит сказать, что как специалисты, так и оборудование больниц здесь на высоком уровне. Голландцы живут очень долго: средняя продолжительность жизни – около 75 лет. Много занимаются спортом, дедушки-бабушки катаются на велосипедах, следят за питанием, в рационе очень много овощей.

Цены и люди во время изоляции

– Когда сняли ограничения на рост цен и инфляции, цены немного повысились на ряд продуктов и, что удивительно, некоторые консервы. Наверно, сказались закупки в Испании. Люди помоложе обращают на это внимание, а те, кто постарше, понимают, что наступают глобальные изменения в экономике, и переживают. А так, для сравнения, примерно 4 лимона у нас стоят полтора евро (около 4 рублей по солигорским ценам).

– Сложно устроиться на работу людям из Восточной Европы?

– Очень сложно. На данный момент я не работаю, потому что сижу дома с маленьким ребенком. Параллельно обучаюсь в университете по специальности в сфере программирования. Я режиссер по образованию, и моя специальность здесь мало востребована. Белорусские театральные режиссеры в Нидерландах не нужны, но люди технических специальностей здесь могут найти работу. К тому же понятие непосредственный контракт с работодателем практически не существует: абсолютное большинство трудовых мигрантов работают через трудовые агентства, которые являются посредниками. Зарплату работнику выплачивает агентство, оставляя у себя оговоренный процент. Вас могут уволить в любой момент или, например, увеличить рабочий день.

Метрики жизни

– Минимальное пособие по безработице составляет 1200–1400 евро. При этом аренда квартиры в небольшом городке стоит 400–500 евро без коммунальных услуг. Коммунальные за средний частный дом выходят в районе 150 евро в месяц.

Виктор ДВУРЕЧИНСКИЙ

Фото из архива героини

Полную версию интервью смотрите на страничке «Лидер-Пресс» в «Инстаграме»

 

 

 

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.