Андрей Галай работает водителем маршрутки Солигорск – Минск. Вместе с супругой воспитывает дочь и сына. 

Получил удар в голову

Вечером 10 августа мы с товарищами шли около магазина «Хит» по улице Козлова в Солигорске. Вдруг рядом с нами остановилась машина, из нее вышли омоновцы, я получил в голову. Удар пришелся в глаз, и мне стало плохо. Ребятам заломили руки и бросили в машину лицом в пол. Микроавтобус поехал, по дороге останавливался и еще забирал людей, их кидали поверх нас. ОМОН сказал отдать телефоны и назвать пароли. А тем, кто не хотел этого делать, телефон просто разбивали или ломали. В машине нас били и что-то кричали. От сильного удара в голову не помню, что точно.

Солигорский РОВД. Долго избивали

Нас привезли в Солигорский РОВД. Поставили лицом к стене и стали задавать вопросы: за кого голосовал? Я сказал «За Тихановскую» и получил удар. Приятель сказал, что голосовал против всех, но тоже получил не меньше меня. Нас долго избивали. В это время за насилием над нами наблюдал сотрудник Солигорского РОВД. Он ходил из стороны в сторону. А девушка собирала у нас вещи.

Когда ОМОН, видимо, устал, нас повели наверх, в прогулочный дворик. Тут нас с приятелями развели по разным дворам. Там меня уже не били. Поздней ночью завели в камеру временного содержания на 8 человек. Там нас было втрое больше. Пить и есть не давали.

Не дали госпитализировать парня с пороком сердца

В камере вместе с нами был 19-летний парень. Ему стало плохо. Он просил сотрудников РОВД о помощи, говорил, что у него порок сердца и он плохо себя чувствует. Скорую вызвали спустя два часа мольбы. Врачи приехали, посмотрели, что-то укололи и сказали, что парня нужно госпитализировать. Но милиция не разрешила этого сделать.

Мы стали сами его спасать. Взяли пустые бутылки, которые были в камере. Налили в них холодной воды и обложили парня со всех сторон. На утро ему полегчало.

Был с нами еще и эпилептик, у которого начался приступ прямо в камере. Но никто из правоохранительных органов на это не реагировал. Я попросил ложку. Правда, принесли, и я спасал сокамерника как умел.

Из-за ударов в голову тоже чувствовал себя плохо. Сказал об этом милиции и потерял сознание. Приехали врачи и меня откачивали.

26 секунд на приговор и дорога в Жодинское СИЗО

11 августа нас вывели во дворик. Там мы просто сидели. И в этот же день нам огласили решение суда. Зачитывали его 26 секунд. Назвали причину наказания (за неповиновение правоохранительным органам) и срок административного ареста. Мне дали 13 суток.

Потом отвели в камеру для допроса. Вместе со мной там было 12 человек. Нас оформили и стали развозить отбывать срок по городам. Меня повезли в Жодино.

Ехали мы в специализированной машине Копыльского РОВД, которая похожа на собачью будку. Там нельзя находиться даже вдвоем, нет окон, только маленькая щель для кислорода. Мы втроем, скрючившись, ехали так до Жодино, потом в машине ждали около СИЗО еще около 11 часов непонятно чего.

СИЗО г. Жодино: встречал ОМОН с собаками

Наконец ночью нас выпустили из машины, и у дверей Жодинского СИЗО нас встречал ОМОН с собаками.

Мы шли, наклонившись вниз, руки кверху. А омоновцы кричали: «О, революционеры приехали!» Кто-то получил дубинкой по спине.

Нас привели в комнату для досмотра. Сказали раздеться полностью, проверили вещи и развели по камерам.

Там в 4-местной камере сначала было 8 человек, потом прислали еще четверых.

В Жодино нас кормили неплохо, выдали постельное белье. Жили мы по тюремному распорядку все три дня пребывания.

14 августа в 19:55 меня освободили досрочно, но перед этим сказали подписать документы. По словам сотрудников Жодинского РОВД, я обязан вести себя спокойно и никуда не влезать. Ходить на митинги, забастовки и площадь мне запрещено. Иначе дадут снова срок и к нему неотбытые 9 суток.

Выпускали из Жодинского СИЗО нас с товарищем из Солигорска. Он был без ботинок, сказал, что потерял где-то во время задержания.

Волонтерская помощь

Как только ворота открылись, в паре метров от ИВС мы увидели палаточный городок. Там были волонтеры и просто небезразличные люди, которые приехали помощь всем, кого задержали. Нас сразу напоили чаем с сахаром, предложили поесть. До Минска нас вез мужчина, который служил в Афганистане. Вез бесплатно, а по дороге рассказал, что даже будучи в Афганистане никогда не видел людей с такими глазами, как у ОМОНа.

Из Минска до Солигорска нас привезли мои коллеги-маршрутчики.

О том, что сделал после

В субботу, 15 августа, я и еще двое ребят, с которыми нас задержал ОМОН, пошли в приемный покой. Нас направили к травматологу. Мы показали побои и рассказали свои истории. Врачи обязаны сообщать о тяжких телесных повреждениях сотрудникам милиции, что травматолог и сделал.

16 августа мне позвонили из Солигорского РОВД и вежливо попросили прийти. Я пришел и написал заявление о насильственных истязаниях сотрудниками ОМОНа. Просил, чтобы работники РОВД разобрались и привлекли к ответственности ОМОН за насилие, избиение и жестокое отношение к людям. После этого мне дали направление на судебно-медицинское обследование, которое я уже сделал и жду результатов.

Андрею выдали справку о нетрудоспособности

Когда писал заявление в РОВД, у сотрудника милиции спросил: «Скажите, как вы будете работать дальше?» Молодой милиционер просто наклонил голову и сказал: «Не знаю».

Сейчас Андрей ждет результатов экспертизы и будет обжаловать решение суда. Говорит, что все нотариусы и адвокаты бесплатно помогают пострадавшим.

Если вы хотите рассказать свою историю задержания, пишите нам на Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. или на Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript..

Наташа БАНАСЕВИЧ

Фото из личного архива героя

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.

Имиджевая чая