Поиск по статьям

Войти

Как уже сообщалось, во вторник, 25 декабря, в магазинах «Коктейль»    ООО «ЭНЕРГИЯ» чудил Безумный Шляпник. Да-да, тот самый Безумный Шляпник – один из героев любимой многими книги Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». Появился же этот герой в «Коктейлях», чтобы поддержать бонусную акцию, которую проводила компания «ЭНЕРГИЯ» к Новому году и Рождеству Христову. И поддерживал, надо сказать, очень активно: большинство из тех, кто пообщался с неуемным кэрролловским персонажем, ушел домой и с покупками, и с теми самыми бонусами, которые предложила компания. 

НЕ ТАКОЙ УЖ ОН БЕЗУМНЫЙ ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ ШЛЯПНИК Интервью с актером Павлом ЕвтушенкоНЕ ТАКОЙ УЖ ОН БЕЗУМНЫЙ ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ ШЛЯПНИК Интервью с актером Павлом Евтушенко

Исполнял роль Безумного Шляпника актер Национального академического драматического театра имени Максима Горького Павел Евтушенко. Без грима (в гриме-то – мама родная: встретишь такого где-нибудь в темном переулке и можешь остаться заикой на всю жизнь!) – симпатичный молодой человек с несколько восточной внешностью.

Его актерская карьера складывается удачно. Он играет во многих спектаклях, которые поставлены в Национальном академическом драматическом театре имени Максима Горького. Ну, например, в пьесе «Пане Коханку» Андрея Курейчика Павел Евтушенко исполняем роль Матея Радзивилла, в «Эдипе» Елены Минчуковой – человека из хора, в «Пигмалионе» Бернарда Шоу – Саркастического прохожего, в «Двенадцатой ночи» Уильяма Шекспира – Матроса, в «Зойкиной квартире» Михаила Булгакова – Херувима, в «Трактирщице» Карло Гольдони – Фабрицио, Женю в «Четвертой планете» Олега Данилова. Этот список можно продолжать и продолжать.
Да и в кино Павел снимается довольно активно. Вот об этом и многом другом корреспондент «Лидер-Пресс» и побеседовал с актером, пока у того было время перед выступлением в «Коктейлях».

- Павел, вы мечтали о карьере актера с детства?

- Так и есть на самом деле. Где б ни жили, вечно со знакомыми пацанами какие-то театрализованные игры придумывал. А классе в пятом в студию театральную пошел. Правда, только год отзанимался – преподаватель наша уехала.

- Где б ни жили?..

- Да. Мой папа – военный. Вот мы за ним и колесили по стране. Родился я в Брянске. Но оттуда почти сразу переехали на Дальний Восток – в город Комсомольск-на-Амуре. Потом отца перевели на службу в группу советских войск в Германии. А после – в часть, которая дислоцировалась в городском поселке Рось возле города Волковыска Гродненской области. Там мы уже и осели.

- Но вернемся к профессии актера…

- Замечу, что путь к ней, несмотря на огромное желание связать свою жизнь с театром, прямым не был. Вначале я сделал небольшой крюк: поступил в музыкальное училище в Гродно по классу дирижер оркестра да преподаватель игры баяне и аккордеоне. А уж потом, окончив училище, подал документы в Белорусскую государственную академию искусств, чтобы стать актером. Со второго курса меня и пригласили в Национальный академический драматический театр имени Максима Горького.

- С вашим образованием бы куда-нибудь в оперетту податься. Тоже ведь театр!..

- Нет (смеется), оперетта не для меня! Вокалом, если сказать честно, не вышел. Я больше поющий актер, чем певец-актер. Да и по душе мне драматическое искусство, я в нем себя комфортно ощущаю. Выступаю не только в амплуа этакого влюбленного, но и характерные роли играю. В общем, пока везет!

- А какие, Павел, роли любимые?

- Любимые?! Ну, во-первых, роль Влюбленного в пьесе Риккардо Пиппа «Viva Commedia!». Эту пьесу написали специально для нашего театра, а поставил ее итальянский режиссер. В итоге я очень полюбил Италию, стал изучать итальянский язык и отправился туда в путешествие. Мы в спектакле исполняем песни на венецианском диалекте. Когда на эту постановку пришли представители итальянского посольства, они были в шоке!
Во-вторых, роль Херувима из «Зойкиной квартиры». Надо сказать, что обе дались мне не просто: пришлось долго поискать характер для этих героев. Но получилось! И в-третьих, роль в спектакле «Тестостерон» по пьесе Анджея Сарамоновича, за которую я в 2017-м получил премию Союза театральных деятелей Республики Беларусь «Хрустальный цветок».

- В одном из интервью вы говорили, что в своем актерском творчестве отдаете предпочтение театру. Однако у вас уже и фильмография солидная…

- С кино у меня сложные отношения. Из-за моей внешности меня, скажем, не берут в белорусские картины. Пришел однажды на кастинг сериала «Талаш». Ну вы помните – война, партизаны… Посмотрел на меня режиссер и спрашивает: «Ты-то сам можешь представить себя на топчане да в лаптях? Я – не могу. Вот когда нам понадобится кто-то на роль иностранца – допустим, итальянца – или цыганского барона, мы тебя пригласим».

Однако в кино все-таки снимают. И опять же не только в амплуа влюбленного, а и в характерных ролях. Так, например, в сериале «Псевдоним «Албанец» играл террориста. Бегал с автоматом, похищал людей и требовал за них выкуп.

А недавно снялся в четырехсерийном фильме с рабочим названием «Любимый город» (на экраны скоро выйдет под названием «Танкист»), где в главной роли российский актер Алексей Чадов. Картина о войне. Там тоже у меня была характерная роль – этакого рационализатора, придумавшего, как усилить бронирование танков. Кстати, у этого моего героя существует реальный прототип.

Случилась на съемочной площадке такая история.

История о том, как и актерам бывает страшно

В фильме «Танкист» есть эпизод, где мне нужно стрелять из противотанкового ружья по немецкому танку. Из самого настоящего. Понятно, что я ту увесистую штуку никогда и в руках-то не держал! Ситуация меж тем такая: мало того, что стрелять надо, так на это только один дубль отпущен.

- Как хоть обращаться с ружьем? – спрашиваю.

Мне показали. Я попробовал

- А какие-нибудь «побочные эффекты» при выстреле могут быть? – уточняю.

- Да нет, - успокаивают. - Разве что отдача сильная в плечо (впрочем, не сильная, а сильнейшая: калибр патронов для ПТРД и ПТРС составлял 14,5 миллиметра – это, по сути, мини-снаряды, пробивавшие до 30 миллиметров брони! – авт.). Ну и, если неправильно прицеливаться, прикладом, когда на спуск нажмешь, зубы выбить может. А так нет, никаких «побочных эффектов»!

Честно говоря, перспектива вставлять зубы после съемки меня не очень обрадовала. Да что там – очень напугала. И в спокойной-то обстановке пальнуть из этого ружья боязно, а мне ж надо стрелять как бы в горячке боя. Да еще текст в его гущу кричать. Вдруг в суматохе что неправильно выполню?! Страшно, аж руки трясутся!
Но кое-как страх пересилил и все сделал как нужно. Правда, на плече потом еще долго синяк был.

- А чего испугался-то?! – продолжает Павел. – Просто мне уже однажды зубы вставлять приходилось.

История о том, как может подвести спешка

На первом курсе академии студенты в основном животных играют. Собак, кошек, сусликов разных. А преподаватели оценивают, как в образ вжился, насколько твой «герой» узнаваем. Я для себя выбрал Крысу. Этюд такой делали: мол, эта Крыса в амбар, чтобы поживиться урожаем, проникнуть хочет. А Кот тот амбар от грызунов охраняет. И гоняет их там остервенело.

У нас были огромные мешки из-под картошки. На репетициях мы те мешки набивали чем под руку попадется – одеялами, подушками, книгами. Дескать, это и есть тот самый вожделенный урожай.

И вот экзамен. За столами все преподаватели с кафедры. Списка нет – для большей объективности. И все этюды идут навалом. Скоро и мы. Нам однокурсники помогали готовиться – мешки набивали. И в один в спешке каких-то деревянных брусков напихали. И так получилось, что только Кот, по нашей задумке, на миг отвернулся, я быстренько проник в амбар и на таком хорошем кураже, со всего размаху, чтоб поддать жару, вонзаю зубы как раз в тот самый мешок. И попадаю на… деревянный брусок!
Явственно чувствую, как два передних ломаются. Боль такая, аж в глазах темно. А доиграть-то надо!
Благо после нашего этюда сразу перерыв объявили. Выхожу на коридор. А самому и больно, и смешно. Это ж надо такому случиться – чуть деревяшку не схарчил! А вокруг однокурсники стоят, трясутся, своей очереди на сдачу ожидают.

- Ну как там? – интересуются.

- Нормально, - говорю.

И улыбаюсь своим щербатым ртом. Ну, тут все и легли со смеху…

- А вообще, актерский хлеб – он легкий или тяжелый?

- Он интересный! Благодарю провидение, что оно наградило меня такой профессией. Не было случая, чтобы я просыпался с мыслью: «Как я не хочу идти на работу!». Наоборот – каждый день иду в театр с радостью. Репетирую и играю с удовольствием. Сегодня – в массовке, завтра – одну из главных ролей. И всегда даже в одном и том же спектакле есть элемент новизны. А «Viva Commedia!» вообще всегда делаем по-разному: в самой пьесе предусмотрены моменты для импровизаций, так сказать, на заданную тему. Это по-настоящему захватывает!

Да и зритель всегда разный. Установить с ним контакт, заставить полюбить своего героя – задача сложная, но увлекательная. И когда решаешь ее – тогда удовольствие ничем не измерить!

- А над чем, Павел, сейчас работаете?

- Совсем недавно, в сентябре, сдали спектакль «Опасные связи» по пьесе Кристофера Хэмптона, в котором у меня сразу две роли – в зависимости от состава. И обе – классные! А с начала 2019-го новую постановку начнем репетировать. Я и в ней задействован.

- Но не актерством же единым…

- Лицедейство - это главное. А так я еще стихи иногда пишу. Вот недавно с моим другом-певцом ему песню сочинили. Люблю фотографировать. И очень люблю фотографироваться сам. Меня даже часто привлекают в качестве модели. Вот опять же недавно была фотосессия для журнала «Свадебный сезон», где я, как говорится, предстал в образе Марка Шагала. Очень горжусь этим!

- А с компанией «ЭНЕРГИЯ» познакомились-то как?

- Во время презентации фильма Тима Бертона «Алиса в Зазеркалье» на фестивале «Театрон line-2017». Кстати, «ЭНЕРГИЯ» помогла мне осуществить мою давнюю мечту – сыграть Безумного Шляпника: перед премьерным показом ленты был организован своеобразный флешмоб - «Безумное чаепитие» с участием упомянутого кэрролловского персонажа. Тогда и с брендом «Ahmad Tea» познакомился.

- А не хотели бы Безумного Шляпника сыграть на сцене?

- Конечно, хотел бы! Дело за малым – найти режиссера, который бы поставил эту знаменитую сказку Льюиса Кэрролла.

- А самому поставить?!

- А что?! Неплохая идея! Как-нибудь стоит попробовать!

Беседу записал Сергей КВИТКЕВИЧ