По дороге за лисичками в осинники я не раз видел этот сказочный, радужный домик на самой окраине лесной деревушки Плянта, многим солигорчан известной по садоводческим товариществам, расположенным вокруг деревни. Проезжая мимо, мы все гадали с женой: чем же он так уснащен, чем же он так изукрашен?

Конечно, была догадка, что это разноцветные пробки от пластиковых бутылок. Но их же тут тысячи! Где и насобирать-то столько?! А когда российские новости показали сюжет о подобном жилище, решил и я познакомиться с хозяином этого чудного теремка. Мол, разве ж мы, белорусы, менее изобретательны и талантливы!

   Правда, немного разочаровался, поскольку узнал, что родился хозяин «пробочного» домика в далекой Башкирии, по-современному – Башкортостане. Но Риф Зуфарович Сибаготуллин по праву считает себя белорусом – ведь в нашей стране прошла вся его сознательная жизнь. И зовут его тут на наш,  белорусский, лад – Роман. И трое его детей, и девять внуков тут родились, в Беларуси.

   До армии на родине он успел поработать помощником бурильщика, после службы окончил курсы и получил пятый разряд по этой специальности. Его профессия была востребованной по всему Советскому Союзу, и бурильщику Сибаготуллину пришлось в свое время поколесить по необъятной Родине. А когда строился Солигорск, и в Беларусь попал: на калийных комбинатах бурили скважины для рассолов. Тут и познакомился с будущей супругой. Екатерина родом из Зажевичей, она-то и перетянула суженого за собой.

  С 1993 года он работал в ЖКХ «Комплекс». Вот тут-то ему, человеку мастеровому и неравнодушному, попали на глаза эти самые бутылочные пробки. Сотни тысяч привозили их на утилизацию. А что если украсить пробками заборчик вокруг цветника на даче?  Сказано – сделано! Но это, скажем так, было только тренировкой. А ведь и хатка-то, приобретенная к пенсионному возрасту в Плянте, стара, с потрещавшими венцами в стенах,  с почерневшим мхом в пазах. А что, если и ее уснастить пробочным разноцветьем? Затея эта прочно осела в голове, не давала покоя. Долгими зимними вечерами, в отрыве, так сказать, от дачи, все вычислял, все прикидывал, приноравливал будущие узоры на стенах между окнами, на фасаде, на дощатом фронтоне. Тут уж пришлось примерять на себя роль и художника, и архитектора, и плиточника.

2017 07 04 14.55.32

   Я-то думал, что пробочки эти так вот и прибивались гвоздиками к стене, потому и гадал, как это можно их так узорчато да ровненько приколотить. Оказалось, что сначала пробки прилаживаются на щитки. И не гвоздиками приколачиваются, а прикручиваются шурупами – чтоб надолго и прочно. Потому мой собеседник приобрел шуруповерт, а целый ящик шурупов «подогнал» ему сын. И поскольку подручного материала в «Комплексе» хватало, то и узоры на стенах проявлялись каждый год. Новые щитки, украшенные разноцветными орнаментами, Роман выставлял, как правило, к 1 мая – ко дню своего рождения.

   Иной раз до поздней ночи колдовал над узорами. Особенно долго мучился над фронтоном, ведь фронтон вместе с фасадом, так сказать, визитная карточка любого жилища. Нередко советовался с Катей: у женщины взгляд более художественный, что ли. Приходили к общему мнению – и на щитах вырисовывались звездочки и солнышко, тюльпаны, квадраты, треугольники, ромбики… И все это в строгой-престрогой симметрии, как того и требует «пробочное» искусство.

– А это что за четырехлепестковые цветы? – однажды удивилась супруга.

– Это донышки бутылок из красного пластика.

   Все, как видите, идет в ход. Даже окно на фронтоне у Сибаготуллина из круглого смотрового окошка обыкновенной стиральной машины. А над ним – разноцветная радуга из пробок.

– И сколько ж пробок-то вам понадобилось? – спрашиваю у собеседника.

– Сейчас. –  И он выносит из избы свои расчеты, свою справочную бухгалтерию.

Итак, для того, чтобы «зашить» пробками углы понадобилось их 1830 штук. 3015 пошло на фасад, 2612 прикручены на забор, более 5000 пробок украсили фронтон, 1540 легло в простенки между окнами. Итого – более 14 тысяч!

 – Вон их сколько у меня, пробок-то, – показывает Риф Зуфарович всевозможные ящики и ящички с разноцветной      россыпью «строительного» материала. Приезжая на выходные, щедро одаривают его пробками и внуки. На очереди – входная дверь. Так и ходит с пробочными чертежами в голове. Не дают они ему покоя, как не дают покоя поэту рифмы, пока не выльются на бумагу завершенным стихотворением.

           Собеседник наш молодцеват, энергичен, словоохотлив и симпатичен – и совсем не верится, что он – пенсионер.

            Немало в его хозяйстве и других чудачеств. Скажем, бра из б\у пластмассовых зажигалок, светильник из всевозможных сантехнических трубок и колец. Тут же, во дворе – пальма из пластиковой тары, из того же материала выполнены и стоки для дождевой воды. А заборы у него сооружены из каркасов старых электроламп.

   Между тем Роман рассказывает, что грустит по братьям и сестрам, которых не видел вот уже лет 6-7. Среди восьми детей он был четвертым в семье Сибаготуллиных. Выходец из деревни, он не боится никакой крестьянской работы. Вот и сейчас, как истинный дачник обосновался он в Плянте. 50 соток земли: огород, сад, куры, утки, собака. Все у него тут к месту, все красиво, все с любовью и заботой, все ухожено и досмотрено. Да и украшено!

   Матово зеленеют огуречные листья, с веток свисают уже довольно крупные яблоки, стреловидно взметнулись вверх грядки с луком, желто-зеленые зонтики раскрыл пахучий укроп.

2017 07 04 15.15.10

– Только вот с вишнями в этом году беда, – огорчается Роман. – Они у нас зажевичские, с Катиной родины. Прошлым летом тьма ягод было, а теперь…

   Я успокаиваю собеседника, что виной тому поздние заморозки, что так и у всех, что и в лесу, где я только что был, совсем мало черники и почти нет голубики, и желаю ему новых творческих успехов.

2017 07 04 15.16.11

Федор ГУРИНОВИЧ

Фото автора

Сохранить

Сохранить

Для добавления комментариев на форуме необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.