Екатерина Чичерова, корреспондент СТВ:

Еще в прошлом веке цветочный венок был главным атрибутом свадебного наряда. К его изготовлению относились максимально ответственно: каждый элемент имел свой сакральный смысл. Технологию передавали из поколения в поколение и старались не нарушать: ведь на кону было счастье невесты.

Этот венок – самый дорогой в коллекции Раисы Михайловны Вальковой. И дело не в цене – в нём выходила замуж мама. Чтобы сохранить, реликвию спрятали подальше от детских рук, но однажды происки всё же оказались успешными.

Раиса Валькова, художественный руководитель Кузьмичского сельского Дома культуры:

Наверное, в классе 7-8 я, все-таки, залезла и нашла то, что спрятали. Я его разглядела. Мы его пришили на крепкий фатин, чтобы он форму держал. И он теперь у нас еще живой. Он у нас как старичок-прародитель.

На долгие годы венок оставили в покое. Ближе к пенсии Раиса Михайловна вновь вспомнила про свою детскую шалость, тогда же появилось желание сделать самой уже новый атрибут. За первым – второй, за вторым – третий, и вот – в её коллекции уже несколько десятков венков. Технологию и материалы мастер использует те же, что и сотню лет назад: лепестки делает из цветной бумаги, формирует бутоны на проволоке и закрепляет воском.

Раиса Валькова:

В основу шел дрот. В то время не было синтепона. Тогда использовали вату, бинт. И марля шла – на фату. Чем длиннее, так говорили, что будет более счастливая и длинная жизнь молодоженов. Такая семейная идиллия.

В своём ремесле женщина пошла ещё дальше – стала изучать историю свадебных традиций по рассказам старожилов и восстанавливать венки разных деревень по фотографиям.

Раиса Валькова:
По библейским сказкам, венок зародился в церкви. Ромео и Джульетта: родители были не согласны, и молодые сбежали. Но как же без венчания? Вот они пришли, и как раз цвел лимон. У девушки не было платка, ничего, и батюшка согласился их повенчать. Он просто отломил веточку цветущую и положил ей на голову.

У нас когда стали делать венки, считалось, что венок – девичья красота. В простых семьях, у кого какая-нибудь бумага сохранилась, собирались вечером перед праздником подружки и была мать крестная, могла бабуля помогать, и делали эти венки. За один вечер изготавливался венок. Его не отдавали никому, пока не закончится праздник. На третий день праздника венок могли примерять – это разрешалось. И если в семье был ребенок, лет 9-10, то в первую очередь надевали ему.

 

Венки были разные – бумажные, разноцветные. В нашем Любанском районе был такой венок – назывался «шапель». Шапелем его назвали, когда стали изготавливать его из бумаги. А изначально это было обычное решето. Невесту накрывали новым решетом – на голову надевали вверх дном и накрывали подстилкой. Давали в руки рушник – как дорога к молодожёну. А невесту никто не видел, пока не закончится свадьба. Никто не видел – вот родителям понравилась, поехали, договорились с родителями невесты. И у них никто не спрашивал.

Вот это тот самый шапель. Со временем то решето превратилось вот в такой венок. Но форма сохранилась – круглая. Уже теперь невесту не прячут.

Этот венок сделал по фотоснимку местной женщины. Он восковой.

Этот венок на кузьмичский манер. Фата была длинная, сделанная из марли. Сверху крепили ленты. Ленты вплетались в косы.

В Кузьмичах было иное понимание выражения «косы». У мужчины – волосы, в у женщины косы. Какие бы они ни были – длинные или даже лысые. Лучше сказать – нет кос.

Этот венок сделан по примеру венка моей мамы. Только там разноцветный был, а этот уже чисто белый.

Соседняя деревня – Нежин. У них шли больше полевые цветы и ленты.

Когда была только белая бумага, ее красили помадой. А в то время была помада только химическая. Скручивался цветочек, и уже на готовый цветочек помадой мазали ободочек.

Это венок из Витебской области. Мы там были на свадьбе и увидели его. Делался ободок, были цветы прикреплены на длинных ножках и связывались красной лентой перед церковью. А после церкви уже развязывали ленту, и цветы опускались по фате. 

Свадьбы справляли в основном в холодное время года, потому что в остальной период было некогда: на полях то посевная, то уборочная. Живые цветы как украшение использовали, но очень редко. Праздник длился подолгу, и они быстро становились непривлекательными. Да и знак был плохой: считалось, что если свадебный венок завянет, то и любовь пройдёт.

Кстати, некоторые семьи заменяли цветы из воскованной бумаги на изделия из накрахмаленной ткани. Но здесь были и исключения: зачастую молодые добавляли в венок настоящую зелень, а некоторые и вовсе делали выбор в пользу полностью не цветущего головного убора.

Раиса Валькова:
Где-то вплетали зеленые листья из вишни, яблони, брусничник. Добавлялись веточки ели. Завязывался вокруг головы повойник. И в него вставлялся пучок зелья. Не травы, не цветов, а зелья. Именно растения лечебные. Я знаю, что был подбел, конский щавель, пижма. Это плотное зелье и долго хранилось. Но оно и лечебное считалось.

По свадебному венку можно было судить не только о финансовом положении семьи невесты, но и о её составе.

Раиса Валькова:
Вот у меня венок – видите белые цветочки и зелень. Это был сиротский венок – девушка, у которой не было ни матери, ни отца.

У которой был кто-то один из родителей, делали вот такой венок. Добавляли желтую серединку, разнотравье и бутончики.

Как и во все времена, вкусы у молодёжи и старшего поколения не совпадали. Родители предпочитали традиционные для свадеб того времени розы, а многие невесты склонялись к разнообразию – ромашкам, василькам, колокольчикам и другим полевым цветам. Различия в выборе основывались и на поре года.

Раиса Валькова:

Зимой, в основном, изготавливали розы, весной, когда все уже цвело – были такие цветы, больше подобные на яблоневые, на подснежники, сон-траву. Далее шли уже колокольчики, ромашки. У кого какое было фантазийное представление. Под весну – подснежники синенькие и беленькие. Вот такой у нас есть веночек – мы зовем его «веснянка». Он такой маленький, деликатный.

Вот сейчас цветут яблони. Вот наша яблоня – почти корона. Он тяжеловат, но зато красивый.

Основных правил при построении цветочной композиции придерживались все, но могли экспериментировать как душе угодно. Единственной догмой были вот эти молодые соцветия. Они означали будущих детей и, в целом, продолжение рода.

Раиса Валькова:

Есть такое выражение «Пока живет подлесок, то шумит и лес». Должна быть какая-то семейная программа. Разные бывают – есть длинненькие, есть кругленькие. Вот в этом букетике есть даже с лепестками.

Кроме того, что один венок могли одалживать и другие невесты в деревне, не имеющие средств на его изготовление, атрибут в хорошем состоянии передавали по наследству.

Раиса Валькова:

Бумага тогда стоила дорого. Но всем хотелось быть красивыми. Поэтому если был один венок на все село, то его сохраняли, передавали. А те, кто побогаче, могли купить на базаре. Мог купить жених венок.

Вот этот больше похож на базарный венок. Вот жених был богатый, съездил на базар и купил венок. Здесь уже каждый лепесток цветка завернут. А это уходило больше времени, мастерица вкладывала всю свою душу. И венок этот выглядит более богато.

В то время, как я помню, можно было купить поросёнка за 5 рублей. Но за 5 рублей венок бы не купил. Это только на бумагу, и пришлось бы делать самостоятельно. Тогда это было очень дорого – рублей 25 стоил. А самая первая пенсия моей бабули была 6 рублей.

 

Но в основном финальную точку ставила свекровь. Она могла разобрать головной убор по частям и украсить его элементами икону. И не только.

Сергей Выскварка, заведующий организационно-творческим отделом Любанского районного центра культуры:

В рамочку иконы укладывали цветочки, сколько поместится. Сколько невест, столько веночков. Цветы же были воскованные – они выгорают. И если просто лежат не закрученные, то они пылятся. А так за рамкой иконы – и Богу слава, и людям хорошо, и красиво.

Раиса Валькова:

Когда заканчивалась свадьба, свекровь снимала венок и вешала в угол. Если не был обустроен угол, то вешали над окном.

Причём, и сейчас есть желающие вернуться к истокам и сделать традиционную свадьбу с венком. Нередко к Раисе Ивановне обращаются за помощью молодые пары из разных регионов Беларуси. А иногда мастер наоборот – и сама начинает креативить в сторону современности.

Раиса Валькова:

Пришла на работу, наши «зайцы», «белки» уже остались не у дел – их отменили. Я посидела, подумала – а почему бы не сделать венок такой красивый. И в таком замысле, что девушка не просто выйдет замуж, а будет жить богато, и будет мужик заботливый и трудолюбивый – будет приносить домой весь заработок.

Останавливаться на своём проекте Раиса Михайловна не планирует. В будущем хочет сделать специальную коллекцию и показать разнообразие венков из разных частей Любанщины. Помогает в этом районный Дом культуры, который обещал предоставить мастерице необходимые архивные фотографии. Работа начнётся уже летом, а осенью можно будет увидеть первые результаты. 

Источник: ctv.by

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться на сайте или войти под уже существующим именем. После чего под статьей появится форма добавления комментария.