0
0
0

Представители МВД и общественных организаций рассказали, сколько людей страдает от домашнего насилия в последние годы и как нужно действовать, чтобы сократить это число в будущем.

Домашнее насилие – явление международное, но оно проявляется практически в одних и тех же формах. Беларусь не уникальна: насилие в семье было, есть, вероятно, будет в том или ином масштабе. Видеомост Минск – Астана, посвященный этой проблеме, прошел в пятницу в МПЦ Sputnik Беларусь.

На видеомост в Астане пришла известная казахстанская фотомодель Динагул Тасова, избитая своим парнем после реакции интернет-сообщества на демонстрацию ею на подиуме прозрачного платья. Девушка не побоялась опубликовать свои фотографии с кровоподтеками и начала информационную акцию по привлечению внимания к насилию над женщинами в своей стране. После этого в адрес Динагул пришли сотни писем от женщин разных возрастов, которые признавались, что также стали жертвами насилия в семье.

Эта история всколыхнула весь Казахстан, поскольку раньше об этой проблеме не говорили вслух. Для Беларуси эта тема не нова, ее уже неоднократно поднимали общественные активисты и СМИ. В 2018 году даже была разработана концепция закона о противодействии домашнему насилию, однако он не нашел поддержки у главы государства. Лукашенко не устроил проект закона о противодействии домашнему насилию, разработанный МВД. Никакой альтернативы ему пока не предложили, поэтому тема насилия в семье остается по-прежнему актуальной.

Сухая статистика

О том, как обстоят дела с домашним насилием в Беларуси, рассказал заместитель начальника управления профилактики МВД Республики Беларусь Сергей Красуцкий.

"Есть преступления, а есть административные правонарушения. За год у нас в стране совершается около 2,5 тысяч преступлений, которые мы относим к категории насилия в семье. От общего насилия это количество небольшое – около 3-3,5%. Но если вести речь о тяжких преступлениях – убийствах, тяжких телесных повреждениях, практически каждое третье-четвертое преступление совершается близкими людьми, которые совместно проживают", - отметил он.

Каждое третье тяжкое преступление в Беларуси совершают близкие люди

Заместитель начальника управления профилактики МВД Республики Беларусь Сергей Красуцкий

Нельзя сказать, что преступления совершаются только мужчинами или только женщинами. "Они примерно делятся 50 на 50. Более того, тяжких преступлений на пару-тройку процентов больше совершают женщины. Но здесь надо понимать, что преступление женщины становится итогом длительного противоправного поведения другой стороны", - пояснил представитель МВД.

Количество административных правонарушений, связанных с насилием в семье, ежегодно составляет около 50 тысяч. В 80% случаев страдают женщины. "Надо понимать, что 50 тысяч – это как минимум треть того, что мы, в принципе, регистрируем. То есть к нам поступает около 120 тысяч сообщений о фактах насилия, в итоге только 50 тысяч нарушителей привлекаются к ответственности", - прокомментировал Красуцкий.

Это происходит потому, что в первую очередь пострадавшая сторона не хочет писать заявление. "В нашем законодательстве такое деяние влечет за собой ответственность только по требованию потерпевшего, должно быть выраженное заявление. Но даже если пишут заявление, такое дело может быть прекращено на стадии ведения процесса либо на стадии рассмотрения в суде. Если поступит встречное заявление, такое дело прекращается", - констатировал он.

Часто оказывается, что тяжким и особо тяжким преступлениям предшествовали вызовы милиции, составлялись протоколы, но на какой-то стадии жертвы либо не захотели привлекать к ответственности насильника, либо он писал встречное заявление.

"На сегодняшний день можно говорить о стабилизации обстановки. Если сравнивать предыдущие годы, цифры говорят о том, что количество правонарушений и преступлений, связанных с домашним насилием, осталось на том же уровне. Есть некоторая тенденция роста правонарушений с причинением тяжких телесных повреждений при снижении убийств. Сократилось количество погибших: если в 2017 году от рук близких погибло 107 человек, то в 2018 – 91. Для нашей страны 16 сохраненных жизней – это очень серьезно", - уверен заместитель начальника управления профилактики МВД.

По его словам, в этом году может быть определенный рост количества преступлений. "Об этом говорит наша аналитика, те тренды, которые мы составляем. В текущем январе уже преступлений больше, чем в аналогичный период 2018 года", - рассказал Сергей Красуцкий.

Общество должно понять, что насилие не норма

Сама проблематика домашнего насилия раскладывается на три составляющие: жертва, насильник и общество. "Есть жертва, неважно, женщина, мужчина или ребенок. И если она не обращается за помощью, помочь ей просто не могут. В то же время, если нет никакой работы со второй составляющей – насильником, агрессором – положительного результата не будет. Третья составляющая – это общество. Возможно, вся та ситуация, которая была в прошлом году (с концепцией закона о домашнем насилии – Sputnik), ничем не закончилась, потому что это вопрос общества", - объяснила генеральный директор МОО "SOS-Детские деревни" Татьяна Бурова

 Каждое третье тяжкое преступление в Беларуси совершают близкие люди

Генеральный директор МОО "SOS-Детские деревни" Татьяна Бурова

По ее мнению, пока общество будет считать насилие нормой, вряд ли МВД, общественные и государственные организации, которые работают с последствиями домашнего насилия, смогут с этим справиться. Необходимы программы, которые будут повышать осведомленность населения. Одна из причин, по которой закон о домашнем насилии не прошел дальше, в том, что не было поддержки общественного мнения. Пока общественное мнение будет считать, что у нас все хорошо, и домашнее насилие – это не проблема, ситуация вряд ли изменится", - сказала спикер.

Нужно также серьезно работать с жертвами и насильниками. "Не всегда мы женщинам, когда они приходят, говорим, что им нужно разводиться. Мы всегда говорим о том, что нужно разобраться, в чем проблема. Тогда в работу включаются психологи. Но в этой работе обязательно должны участвовать мужчины. И если мужчина-агрессор хочет сохранить семью, ему надо сделать что-то с собой, чтобы изменить свое отношение, свое поведение и измениться самому. Жертва не может отвечать за действия насильника", - подчеркнула Бурова.

Она отметила, что для этого в государстве должны быть различные механизмы и инструменты, законодательство, которое работает на то, чтобы домашнее насилие пресекалось в любой его форме. "И у нас достаточно много сделано уже в этой области, но, к сожалению, еще много чего предстоит делать и должно быть сделано. В Беларуси достаточно много гражданских браков, которые не всегда попадают под категорию домашнего насилия. Должны быть программы реабилитации разработаны для агрессоров, должны быть убежища для женщин, которые страдают от этого. Если в законодательстве появится пункт, который обязывает агрессора пройти реабилитационный курс, конечно, это во многом решит вопрос с домашним насилием. В ряде стран это не вопрос "хочу – не хочу", это обязанность: либо ты пойдешь на реабилитацию, либо – в тюрьму, у тебя нет выбора", - подытожила Бурова.

Закон и профилактика

Несмотря на то, что концепция законопроекта о домашнем насилии не нашла поддержки, глава государства распорядился, чтобы было доработано соответствующим образом законодательство ныне действующее. "Сегодня у нас есть закон "Об основах деятельности по профилактике правонарушений", который определяет, что такое домашнее насилие, кто является членом семьи. Мне кажется, очень важно, чтобы этот закон был доработан с учетом тех фактов, которые были изложены в концепции, но так и не стали отдельным документом", - заявила руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анна Коршун.

 Каждое третье тяжкое преступление в Беларуси совершают близкие люди

Руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анна Коршун

Она отметила, что, в частности, необходимо урегулировать отношениям между партнерами, которые не состоят в браке, и между бывшими супругами. "Нужно развивать систему помощи пострадавшим от домашнего насилия и, безусловно, открывать учреждения, которые будут работать с агрессорами, которые будут предлагать коррекционно-реабилитационные программы", - озвучила предложение глава организации.

По ее словам, специалисты для такой работы в стране есть. "Например, есть специалист Роман Крючков Минском городском центре социального обслуживания семьи и детей. Есть в городе Борисов специалист Андрей Максименко в одном из общественных учреждений "Стимул к успеху". Есть в отдельных территориальных центрах социального обслуживания населения. Но если мы говорим о какой-то стратегии национальной, то, конечно, нужно задуматься о том, чтобы в каждом территориальном центре был такой специалист", - подчеркнула Коршун.

Она считает, что нужно задуматься над тем, кто возьмет на себя в рамках государства ответственность проводить коррекционную работу с агрессорами. "Когда обсуждалась концепция закона, который не прошел, этот вопрос поднимался", - отметила девушка.

Также, по мнению Анны, очень важно проводить раннюю профилактику. "Нужно в учебных заведениях объяснять детям, что такое домашнее насилие, какие виды его существуют, как он может себя защитить, рассказывать о правилах бесконфликтного поведения, о стратегиях преодолении конфликтов. Если бы это было включено в какую-то учебную программу, было бы очень здорово", - убеждена она.

Проблему можно решить только с помощью целого комплекса мер. "Если мы будем обращать внимание на все это, то 40% успеха будет в стратегии по преодолению домашнего насилия", - заключила Анна Коршун.