telegram lider-press

Из смены в смену спасая человеческие жизни, выезжает на вызовы бригада скорой медицинской помощи. Едет, чтобы спасти, помочь, облегчить боль, а иногда просто поговорить. Имена фельдшеров скорой не пестрят в заголовках новостей, о них не говорят по радио: это скрытые герои, они всегда находятся в тени. Но часто именно от них зависят наши жизни.

Кто же такой фельдшер? Это средний медперсонал, который знает порой больше, чем врач. Это совокупность навыков и знаний санитара, медсестры и врачей разных областей. О буднях и сложностях в работе «Лидер-Пресс» побеседовал с бригадой скорой помощи – фельдшерами Светланой Бескостной и Александром Глинистым.

 На фото: фельдшеры скорой помощи Светлана Бескостная и Александр Глинистый
На фото: фельдшеры скорой помощи Светлана Бескостная и Александр Глинистый

– Как давно трудитесь на скорой?

Светлана Михайловна: – Работаю здесь с 1985 года. Начинала диспетчером, а через 4,5 года перевели на вызовы.

Фельдшер Светлана Белокостная имеет высшую квалификационную категорию. Это не единственное ее достоинство. Самое важное – ее человечность и милосердие. Замужем и счастлива в браке, супруг работает здесь же. Необычный случай, когда на скорой работает семейная пара.

Александр Александрович: – Пришел фельдшером на станцию скорой помощи около 15 лет назад и понял сразу: это мое. Сейчас это даже не работа, а образ жизни. Определенный ритм, адреналин, новые люди и разные проблемы – от давления до инфаркта и кровотечения, которые надо решить и порой очень срочно.

- В условиях пандемии сложнее работать?

– Работы, конечно, прибавилось. Сейчас немного выдохнули. Если сравнить с ноябрем или декабрем, то количество вызовов с симптомами ОРВИ уменьшилось. Но выросло число обращений из-за повышения давления, ишемической болезни сердца и температуры у детей.

Люди болеют коронавирусом и по два раза. Были 6 января у пациентки, которая в ноябре уже лечилась в инфекционном отделении с 15%-ным поражением легких. Сейчас та же картина: ПЦР-тест положительный, поражение легких – 10 %, госпитализация.

А вот недавний случай. Позвонил мужчина с жалобами на слабость и плохое самочувствие. Неделя как вернулся из санатория, а там люди болели ковидом. Приехали: температура и АД в норме, сатурация (насыщение крови кислородом. – Прим. ред.) отличная, кардиограмма супер, а человеку очень плохо. Везем на компьютерную томографию, а у него поражение легких – 10 % и ковид-тест с плюсом. Спрашиваем: температура в ближайшие дни поднималась? «А кто ж ее измерял».

Тут никто не застрахован. Чувство слабости может быть единственным симптомом. Болеет большое количество детей. Ни для кого не секрет, что они являются основными переносчиками, болеют чаще всего бессимптомно. Болезнь очень цепкая: если заразился, то члены семьи – в группе риска.

– А сами не боитесь заразиться? Ведь каждый вызов на температуру может быть ковидным.

А. А. : –  Страха заболеть нет. Мы все однажды сделали осознанный выбор, когда пришли в медицину. Хотя, бывает, и вирус цепляем. Болеем, выздоравливаем – и снова на дежурство. Кому-то надо работать. Если страшно, надо было выбирать другую профессию. А тут заразные больные: накануне вот перевозили пациента с открытой формой туберкулеза.

Фельдшер Светлана Бескостная
Фельдшер Светлана Бескостная

-- Чем сложна работа фельдшера?

С. М. : – От верно поставленного диагноза зависит жизнь пациента и протекание болезни. По приезду на вызов мы должны быстро обследовать больного и молниеносно поставить диагноз. Начинаем работу, как только открыли входные двери. В постановке диагноза учитываем все, даже условия проживания: важна каждая деталь. Оказываем первую медицинскую помощь, чаще всего купируем острый симптом, и доставляем пациента в приемное отделение. Ошибки в диагнозе быть не должно, это чревато летальным исходом.

А. А.: – Своего пациента мы не знаем, каждый раз готовы ко всему. Тяжелых доставляем сразу в реанимацию, минуя приемное отделение.

Например, несколько лет назад в Беларуси, в Солигорске в том числе, немало было случаев анафилактического шока из-за некачественных антибиотиков, поступивших в продажу. Проявляется аллергическая реакция мгновенно приступом удушья, слабостью, чрезмерной потливостью, падением артериального давления. Пот течет ручьем, человек теряет сознание. Это очень тяжелое состояние.

– Как не ошибиться в диагнозом?

– Опыт помогает справиться в любой профессии. Конечно, один симптом может быть проявлением нескольких болезней, но их совокупность позволяет поставить верный предварительный диагноз. Если имеется нетипичная клиническая картина, обращаемся к коллегам, сообща принимаем решение. Мы не одни стоим плечом к плечу. На самом деле сейчас у большинства сотрудников скорой помощи, будь то врач или фельдшер, высокий уровень подготовки.

– Часто ли приходится спасать людей?

С. М. : – Конечно! Все случаи и не упомнишь. Каждый день стараемся спасти и продлить пациенту жизнь. Встречаемся и с острым коронарным синдромом, который приравнивается к инфаркту миокарда. И с судорожным синдромом, из-за которого может произойти остановка дыхания. Тут медлить нельзя, время идет на секунды.

А. А.: – Запомнился случай, когда бабушка недосмотрела, и ребенок засунул в нос пластмассовую пульку. С помощью ножного насоса и зонда достали. Один качал, другой аккуратно держал насадку.

С детьми нередко случаются ожоги от кофе или чая: из любопытства тянут кружку со стола и опрокидывают на себя. Не надо сыпать соль на места ожога, мазать маслом или сметаной. Возьмите пеленку или простыню, смочите холодной водой и приложите. Если ожог на руке или ноге – под струю холодной воды. Если дома есть спецпрепараты, обработайте. Не надо прикладывать лед, нужен умеренный холод.

Больше всего щемит сердце на детских вызовах. Стараешься справиться с эмоциями, надо держать рассудок холодным. Здесь страх не поможет, а только быстрое и точное оказание помощи. Собираешься и делаешь свою работу.

Фельдшер Александр Глинистый

– Фельдшеры скорой тоже плачут?

– Бывает. Умирают и в карете скорой помощи… Всегда очень тяжело. Ничего не поделать… Иногда поздно вызывают. Борешься. Кажется, все сделали: дыши, давай дыши, помоги нам, а перед приемным покоем теряем. Это морально тяжело. Но надо работать: отгоняешь от себя мысли – и идешь дальше, люди ждут помощи.

– Как удается выдерживать такую психологическую нагрузку?

– Время помогает, делает нас сильнее. Постепенно перестаешь проецировать на себя страдания человека на вызове. Работая на скорой, ты работаешь в команде. И мы можем друг друга поддержать. Стараемся и пациенту помочь психологически. Всегда пытаешься объяснить, что жизнь на этом не заканчивается.

– Сколько вызовов вы получаете в смену?

– Бывает 10–20. На подстанции несколько бригад, диспетчер оценивает причину вызова и решает, какую из них направить. В месяц одна бригада обслуживает около 240 человек. А во время пандемии количество выросло вдвое.

– Беспричинные вызовы бывают?

– Нет, всегда есть причина. Вызывают и пациенты, которые состоят на учете в психоневрологическом диспансере. Заканчиваются таблетки, они повторно к врачу не обращаются, прием лекарств прерывается – и вот к нам: паническая атака, бессонница и т. д. Бывают и случаи агрессии, но мы к этому готовы.

– Если видишь человека с шаткой походкой, как реагировать?

– Подойти, спросить, нуждается ли в помощи. Не всегда это опьянение, может, и инфаркт, инсульт. Но и алкогольное отравление не редкость. Выезжая на вызовы с улицы, мы не знаем, что с человеком. Реагируем спокойно: это пациент, ему нужна помощь. И неважно, каков его социальный статус, находится он в алкогольном или наркотическом опьянении, – ему нужна помощь.

Состояние алкогольного опьянения может отягощаться наличием травм головы. Шел и упал, не может подняться, часто говорят очевидцы. Сразу реагируем: ведь это может быть и ЧМТ. Если человек без сознания, положите его на бок, чтобы не захлебнулся рвотными массами, и вызовите 103.

– Чем может помочь вам обычный гражданин?

– Не мешать! Советчиков и знатоков – куча. Если это уличный случай, всегда найдется человек, который даст таблетку нитроглицерина, да еще и не одну. Не нужно этого делать! Часто во время стресса человеку плохо, падает давление. А нитроглицерин – очень тяжелый препарат с побочными эффектами, который резко понижает давление. Человеку может стать только хуже.

Если человек упал и лежит на земле, положите его на бок на скамейку. Если стали очевидцем аварии с пострадавшими, вызовите 103. Окажите элементарную помощь, в машине всегда есть аптечка.

Водители, не препятствуйте движению скорой. Хотя надо признать, что в последнее время проехать скорой проще, люди стали лояльнее.

– Есть постоянные пациенты?

– Есть, мы не отказываемся от них и всегда приезжаем, ведь здоровье непредсказуемо. Как правило, это люди с нарушением ритма сердца, с тяжелыми формами бронхиальной астмы, возрастные. Иногда доставляем в приемный покой, а иногда купируем приступ на дому и направляем на прием к терапевту.

– Приемное отделение отказывается от больных?

– Нет, такого не было за мою практику. Иногда пациенты сами отказываются ехать.

– Вас когда-нибудь оскорбляли?

– Мы стараемся избежать конфликтных ситуаций. Просто делаем свою работу.

 

Дежа СУЩИЦ

Фото автора